Проверяемый текст
Иванов Виктор Андреевич. Поволжское село в контексте социально-экономических процессов второй половины 1980-х - начала 1990-х годов (Диссертация 2004)
[стр. 73]

73 уровня предыдущего года, а выпускники вузов и средних специальных учебных заведений навязывались хозяйствам, если они даже нс нуждались в них и не заявляли.
Такая практика, хотя и нередко осуждалась, продолжала проводиться до 90-х годов.1 При всех отмеченных недостатках нельзя не обратить внимание на приход в руководство колхозами и совхозами специалистов высшей квалификации, на их рост в составе председательского и директорского корпуса.
Если среди председателей колхозов в 1972 году менее третьей их части имели высшее специальное образование, то через 13 лет они составили более 60 процентов всех руководителей колхозов.
Несмотря на сокращение количества колхозов, число председателей с высшим образованием выросло за это время на 49 человек.1 2 Среди руководящих кадров совхозов эти показатели были еще выше.
Если в 1972 году среди директорского корпуса совхозов процент работников был сравнительно высок, превышая более 74 процентов его состава, то в 1985 году это соотношение поднялось до 91,4 процентов.
Остальной состав директоров имел среднее специальное образование и лишь двое руководителей этого ранга были без соответствующего образования, но с большим опытом практической работы.3 Но следует признать, что кадровая проблема стояла остро.
В связи с этим уместно задаться целым рядом вопросов: почему прошлые меры, в том числе комплексные и долгосрочные, не принесли желаемого эффекта, а кадровая проблема в своем решении не продвинулась существенно вперед.
Видимо, ставших традиционными мероприятий (увеличение контингента студентов и учащихся в учебных
заведениях, направление за счет хозяйств сельской молодежи на учебу, расширение системы подготовки и переподготовки кадров на производстве, перевод специалистов из 1 Османов А.И.
Искендеров Г.А.
Дагестанское село.
Махачкала, 1997.
С.
170.
2 Там же.
3 Народное хозяйство Дагестанской АССР в одиннадцатой пятилетке.
Стат.
сб.
Махачкала, 1987.
С.
147.
[стр. 146]

146 автомобилей 15.
То же самое можно сказать об Ульяновской области, лишь за 1985 год в разных формах обучения было подготовлено 9,3 тыс.
механизаторов широкого профиля 16.
' Но это только одна сторона кадровой ситуации, имелась и другая, • менее приглядная.
В той же Саратовской области на середину 1980-х годов из общего количества 4453 руководителей среднего звена со специальным средним сельскохозяйственным образованием насчитывалось 2259, или 50,7%.
Остальные работники относились к категории практиков.
Типичную картину можно видеть на примере Новобурассксго района: из 426 работавших специалистов 120 являлись с высшим образованием, 189 со средне специальным и 117 практики.
Не лучше обстояло положение с ф .
кадрами массовых профессий, среди механизаторов лишь 45,2% имели 1-й квалификационный класс 17.
Не лучше выглядела картина в Ульяновскрй области.
На тот же период местному агропромышленному комплексу не хватало 2,5 тыс., квалифицированных специалистов.
В то лее время из имевшихся тогда 4 тыс.
агрономов, зоотехников и ветеринарных врачей в аграрной отрасли трудилось всего 1,2 тыс.
человек, тогда как в других отраслях 2,8 тыс.
Неоднозначная ситуация отмечалась с руководителями колхозов и совхозов: из общего количества две трети пришли на эти должности с партийной " о работы, а значит, без нужной хозяйственной практики .
Итак, проблема стояла остро и в количественном, и в качественном плане, региональный агропромышленный комплекс испытывал кадровый « дефицит по всем направлениям.
В связи с этим уместно задаться вопросов:.
почему прошлые меры, в том числе комплексные и долгосрочные, не принесли желаемого эффекта, а кадровая проблема в своем решении не продвинулась существенно вперед.
Видимо, ставших традиционными мероприятий (увеличение контингента студентов и учащихся в учебных
I *

[стр.,147]

147 заведениях, направление за счет хозяйств сельской молодежи на учебу, расширение системы подготовки и переподготовки кадров на производстве, перевод специалистов из промышленных отраслей в аграрную) было недостаточно, ключ к проблеме следовало искать в другом месте.
И здесь в плане поучительных уроков представляет интерес пореформенный период второй половины 1960-х годов.
..
4 Стоило только реально затронуть срез человеческих интересов и хотя бы частично перестроить характер системы управления, как позитивные результаты не замедлили сказаться.
Ломались устаревшие структуры организации производства, возникали построенные на принципах хозрасчета и оплаты по конечному результату качественно новые формы сельскохозяйственного труда.
Иными словами, начавшиеся процессы по' расширению хозяйственной самостоятельности колхозно-совхозных коллективов, по повышению роли материальных стимулов обеспечили реформаторскому курсу поддержку со стороцы общественного мнения, хозяйственников.
Согласно некоторым исследованиям, во второй половине 1960-х годов, благодаря спаду оттока людей, обозначилось омоложение сельского населения 19.
Пореформенная практика второй половины 1960-х годов актуальна и сегодня, она полезна во многих отношениях: во-первых, демонстрирует эффективность экономических методов решения кадрового вопроса по сравнению с командно-административными; во-вторых, указывает на пути и средства возрождения крестьянского корня, подлинного хозяина земли, о котором в последнее время немало говорят;, в-третьих, доказывает предпочтительность для российской деревни с ее ментальным укладом эволюционной тактики модернизации в противовес радикальной; вчетвертых, всем ходом событий убедительно показывает, как опасны половинчатые меры, недоделанность и незавершенность перестройки

[Back]