Проверяемый текст
Ельцов Николай Сергеевич; Правовой статус территориальных органов юстиции в современной России (Диссертация 2003)
[стр. 84]

* 84 Если в самом Минюсте России, в управлении по Федеральному округу и территориальном управлении юстиции успешно внедрялся принцип единоначалия, то в отношении иных органов и учреждений юстиции на территории субъекта Российской Федерации налицо была система управления, при которой Минюст России (в лице департамента, главка) по многим вопросам устанавливал прямые связи, минуя свою территориальную структуру управление юстиции по субъекту Российской Федерации.
Формирование федеральных служб во многом ставит под сомнение сохранение в субъекте Российской Федерации территориального органа самого Минюста России.
Возможно, формирования такого органа с очень ограниченным кругом функций и полномочий.
В соответствии с действующим федеральным законодательством функции в сфере юстиции на территории субъекта Российской Федерации выполнялись различными структурами управления Минюста по данному т субъекту, в сфере юстиции функционировали: управление исполнения* наказаний Минюста России по субъекту; учреждение юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним; лаборатория судебных экспертиз; Центр правовой информатизации; * нотариальная палата; адвокатская палата.
Полномочия управления Минюста России по субъекту Российской Федерации по отношению к ним явно не позволяли строить вертикальную систему управления, что затрудняло решение задачи проведения единой государственной политики и управления в сфере юстиции.
Система управления предусматривала формирование подсистем управления органами и учреждениями юстиции со стороны отдельных департаментов Министерства (департамент по вопросам государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, департамент по вопросам правовой помощи, Главное Управление исполнения наказаний).
Эта тенденция к децентрализации еще более укрепилась в связи с принятием Указа от 09.03.2004.
Став федеральными органами исполнительной власти,
[стр. 56]

56 чество служебной деятельности.
Было бы целесообразно выработать научнообоснованные нормы нагрузки на судебных приставов-исполнителей и с их учетом окончательно определить штатную численность службы судебных приставов.
Нельзя признать оправданной существующую практику издания Минюстом России указаний, предписывающих создать новые структурные подразделения (группа собственной безопасности, дежурная часть, организационноаналитическое подразделение и др.) «за счет имеющейся численности», поскольку при их практической реализации неизбежно и существенно сокращается количество сотрудников, непосредственно исполняющих функции органа юстиции и службы судебных приставов.
Кроме того, вряд ли обосновано наделение территориальных органов юстиции дополнительными функциями без выделения дополнительной штатной численности для их реализации, что было сделано, например, при возложении осуществления правового контроля за учреждением юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и его филиалами.
Для улучшения организационных условий работы территориальных органов юстиции необходимо упорядочить количество запрашиваемых от них справок, информаций, отчетов, сводок и других, порой дублирующих друг друга, сведений, так как их подготовка отвлекает специалистов от выполнения своих основных задач.
Объем же отчетности и разнообразных запросов как со стороны Министерства юстиции России, так и со стороны федеральных управлений по федеральным округам существенно вырос и продолжает расти.
Итак, территориальные органы юстиции —важный и неотъемлемый элемент системы органов и учреждений юстиции и государственного аппарата в целом, выполняющий функции, имеющие большое общественнополитическое значение.
Территориальные органы юстиции уверенно занимают свою организационно-правовую и функциональную нишу в системе территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, являясь одним из ключевых звеньев этой системы.
Реализация высказанных в настоящей статье предложений будет способствовать не только усилению позиций Минюста России в регионах, но и укреплению системы исполнительной власти в целом.


[стр.,149]

149 движимое имущество и сделок с ним субъекта Российской Федерации принимает меры к их устранению и предотвращению повторения подобных нарушений в дальнейшем, о чем сообщает в территориальный орган юстиции.
Анализ поступающих жалоб и обращений граждан и своевременное принятие соответствующих мер по устранению недостатков в деятельности учреждения юстиции по государственной регистрации прав и его филиалов способствует предотвращению дальнейших нарушений прав и законных интересов участников гражданского оборота.
В-третьих, взаимодействие между соответствующими территориальными органами юстиции и учреждениями юстиции по государственной регистрации прав осуществляется при назначении государственных регистраторов прав на должность.
В соответствии с абзацем пятым статьи 10 Федерального закона от 21.07.1997 г.
№122-ФЗ (ред.
от 12.04.2001 г.) «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» назначение и освобождение от должности регистратора прав на недвижимое имущество и сделок с ним осуществляет уполномоченный Правительством РФ федеральный орган исполнительной власти по согласованию с органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации.
Приказом Министерства юстиции РФ № 54 от 15.05.1998 г.
«О назначении на должность и освобождении от нее регистраторов прав на недвижимое имущество и сделок с ним, не возглавляющих учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» Минюст России передал полномочия по назначению на должность и освобождению от нее регистраторов прав территориальным органам Министерства юстиции Российской Федерации.
При этом Министерство юстиции России оставило за собой право назначать на должность и освобождать от нее регистраторов прав, возглавляющих учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории соответствующего субъекта Российской Федерации (т.е.
главных регистраторов прав), а также право назначать на должность и освобождать от нее в случае возникновения спорной ситуации по конкретным лицам.
Возможно назначение на должность (освобождение от должности) государственного регистратора прав по собственной инициативе Министерства юстиции Российской Федерации.


[стр.,195]

195 * деятельностью нотариата и адвокатуры // Бюллетень Министерства юстиции РФ.
2002.
№4.-С.110-113.
77.
Голованов В.Г.
Развитие нотариата в постсоциалистическом государстве // Государство и право.
2001.
JSfe4.-c.il7-120.
78.
Громова Т.Т.
Правовое воспитание граждан —дело государственное // Бюллетень Министерства юстиции РФ.
1999.
№9.
С.118-119.
79.
Громова Т.Т.
Федеральный регистр нормативных правовых актов Российской Федерации: принципы формирования и ведения // Бюллетень Министерства юстиции РФ.
2001.
№7.-С.46-52.
80.
Гулягин Ю.А., Лончаков А.П.
Реформирование исполнительной власти и Минюст России // Бюллетень Министерства юстиции РФ.
2001.
№4.-С.20-24.
81.
Дмитриев Ю.А., Измайлова Ф.Ш.
Проблема контроля и ответственности в деятельности органов государственной власти // Государственная власти и местное самоуправление.
2000.
№2.
—С.43-40.
82.
Дмитриев Ю.А.
Новому российскому обществу —новая адвокатура // Бюллетень Министерства юстиции РФ.
2001.
№10.-С.95-97.
83.
Духно Н.А., Ивакин В.И.
Понятие и виды юридической ответственности // Государство и право.
2000.
№ 6.—с.12-18.
84.
Егорова Е.Ю.
Соблюдать законность при принятии нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации // Бюллетень Министерства юстиции РФ.
2002.
Jsfc4.-C.5-10.
85.
Елизарова Г.Ю.
Правовой контроль за деятельностью учреждений юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Совершенствование законодательства в этой сфере // Современное право.
2002.
№8.С.24-26; 86.
Елизарова Г.Ю.
Перспективы развития системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним // Бюллетень Министерства юстиции РФ.
2002.
№9.-С.87-90.
87.
Ефремов А.Ф.
Проблемы совершенствования контроля и надзора за соблюдением законодательства // Правовая политика и правовая жизнь.
2001.
№4.-С.88-95.
I

[Back]