Проверяемый текст
[стр. 59]

конфессиональную структуру.
Оптимальным решением в этом плане может быть лишь согласование федерального и регионального законодательств, приведение последнего в соответствие с первым.

К ведомственным и межведомственным правовым актам относятся подзаконные акты, постановления, распоряжения руководящих органов управления государственной и муниципальной систем образования; договоры (соглашения) между центральными и региональными органами управления образованием и централизованными религиозными объединениями, их региональными структурами.
Эти правовые документы выполняют для работников образовательной сферы функции практического руководства при решении вопросов, затрагивающих права и свободы в области религии.
К
таким документам относятся «Протокол о намерениях между Министерством образования Российской Федерации и Отделом религиозного образования и катехизации и Православным Педагогическим Обществом» (подписан 18 августа 1993 г.) и «Договор о сотрудничестве Министерства образования Российской Федерации и Московской патриархии Русской Православной Церкви» (подписан 2 августа 1999 г.
министром образования В.М.
Филипповым и Патриархом Московским и всея Руси Алексием II).
В преддверии празднования 2000-летия Христианства и вступления в третье тысячелетие стороны решили подчинить
деятельность следующим целям: обмену информацией, взаимодействию в учебно-методических вопросах, анализу и обобщению накопленного опыта совместной работы в области духовно-нравственного воспитания, выработке обоснованных предложений по изменению и дополнению действующего законодательства об образовании, свободе совести и религиозных объединениях.
В Предложении Совета Общественной палаты РФ по вопросам изучения религиозной культуры в системе образования (2006 г.) сформулированы основные принципы при изучении в государственной школе той или иной религиозной культуры: добровольность, возможность выбора и многообразие.
59
[стр. 1]

ТЕОЛОГИЯ И БОГОСЛОВИЕ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ РОССИИ Ю.П.Зуев, Т.А.Кудрина, Р.А.Лопаткин, Ф.Г.Овсиенко, Н.А.Трофимчук РАЗВИТИЕ РЕЛИГИОВЕДЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (Аналитический материал) Введение Новая общественно-политическая ситуация, сложившаяся в России в 90-х годах, привела к кардинальному изменению места и роли религии и религиозных объединений в жизни российского общества.
Значительно выросли их общественный престиж и воздействие на различные стороны общественной жизни, изменился юридический статус.
Законодательно были сняты действовавшие десятилетиями неоправданные ограничения на деятельность религиозных организаций по распространению своих вероучений и религиозному образованию и просвещению детей, молодежи и взрослых.
За короткий срок в несколько раз увеличилось количество религиозных объединений различных конфессий, активизировалась их деятельность в обществе, выросло число их последователей.
Значительную часть их составляют неофиты, имеющие лишь отрывочные и поверхностные знания о вероучении и культовой практике конфессий, к которым они приобщились.
Эти люди испытывают потребность в восполнении недостатка знаний.
Увеличилось число семей, которые хотели бы, чтобы их дети обучались религии.
Быстрый рост числа религиозных объединений привел к острой нехватке подготовленных кадров духовенства.
Все это обусловило потребность практически всех конфессий в создании собственной системы религиозного образования.
В ответ на эту потребность возникло большое число приходских воскресных школ, катехизических пунктов и кружков, других форм добровольного обучения религии детей и взрослых.
Во всех конфессиях выросло число духовных школ разного уровня, значительно увеличился контингент обучающихся в них.
Религиозное образование получило юридическую базу в виде ст.5 Федерального Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997).
Одновременно с возрождением традиционных религий в России развернули активную миссионерскую деятельность зарубеж-ные проповедники многих нетрадиционных для нашей страны конфессий, новых религиозных движений и культов, в том числе псевдорелигиозного характера.
Низкий уровень религиозных знаний приверженцев исторических религий и религиоведческих знаний у населения в целом способствовал успеху миссионерской деятельности иностранных проповедников, потере чувства самосохранения и противодействия чуждым духовным влияниям.
Национальные интересы нашей страны требуют нейтрализовать попытки размыва-ния менталитета российского народа, не допускать распространения религиозного экстремизма, национализма, укреплять нравственные ценности общества, сохранять культурный потенциал страны.
В целом в обществе, в его различных слоях и группах, в том числе нерелигиозных, вырос интерес к религии как социокультурному явлению, к ее роли в истории, культуре и жизни общества.
Этот интерес породил массовую потребность в объективных научных знаниях о религии, которая не сводится или, по крайней мере, не ограничивается усвоением и принятием истин того или иного вероучения, а носит общекультурный познавательный характер.
Эту потребность призваны удовлетворять система религиоведческого образования в структуре государственной и муниципальной школы, а также религиоведческое просвещение, осуществляемое культурно-просветительными учрежде-ниями и средствами массовой информации.
Общественная потребность в широкой постановке религиоведческого образования обусловливается и тем, что религия и церковь (религиозные объединения) играют существенную роль в духовной жизни общества, в межнациональных отношениях, в государственном строительстве.
Поэтому религиозный фактор следует учитывать в разработке и совершенствовании законодательства, в управлении различными сферами общества, во всей деятельности государственных и муниципальных органов власти, направленной на консолидацию общества, достижение социального, межэтнического, межконфессионального мира и согласия.
Это делает необходимым вооружение достаточным объемом религиоведческих знаний широкого круга политических и общественных деятелей, государственных служащих, хозяйственных руководителей, работников органов и учреждений культуры, образования, силовых структур и т.д.
Еще раз подчеркнем, что если определенная система религиозного образования у нас существует, то религиоведческое образование находится пока в стадии становления и представлено лишь небольшим числом кафедр религиоведения в отдельных вузах и факультативными курсами религиоведческих дисциплин в незначительном числе общеобразовательных школ.
Положение усугубляется тем, что частично из-за отсутствия в общественном сознании четкого различения содержания, функций и задач религиоведческого и религиозного образования, частично из-за целенаправленных попыток клерикализации государственной и муниципальной школы наблюдается тенденция к подмене и вытеснению религиоведческого образования религиозным.
Предпринимаются попытки поставить под сомнение или явочным путем обойти принцип светского характера образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.
Наличие в обществе потребности как в религиоведческом, так и религиозном образовании делает актуальным четкое разграничение их сфер, содержания и функций.
При этом следует иметь в виду, что и тот, и другой виды образования, связанные с познанием религиозных феноменов, имеют большое значение для практической реализации права на свободу совести.
Настоящий материал имеет своей целью выявить основные причины и характер имеющихся в области религиоведческого образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях недостатков и дать предложения по оптимизации политики государства в области свободы совести и свободы вероисповеданий, а также совершенствованию процесса обучения и воспитания в этой сфере.
Основные понятия, раскрывающие теоретические подходы к теме Учитывая тот факт, что в науке о религии пока еще отсутствуют единые религиоведческий язык, понятийный аппарат, критерии структурирования и методы исследования, целесообразно предварить изложение темы разъяснением смысла используемых в ней основных понятий.
Это необходимо прежде всего для того, чтобы избежать двусмысленности и неоднозначной трактовки при употреблении данных понятий.
В конечном итоге подобная предварительная работа способствует более ясному осмыслению сложных вопросов, существующих в области религиоведческого образования в государственных и муниципальных учреждениях страны.
Предмет религиоведения.
Религия многоаспектный феномен, связанный с различными областями социальной и духовной деятельности человека.
Поэтому ее изучением занимаются предста-вители различных общественных дисциплин философы, историки, социологи, психологи, этнологи, культурологи.
Каждая из этих дисциплин занимается изучением какого-либо одного аспекта религии.
Религиоведение же, в отличие от этих дисциплин, изучает религию во всех ее аспектах, комплексно, т.е.
как целостное социокультурное образование.
Под религиоведением будем понимать отрасль гуманитарного знания (науки), предметом которой является изучение закономерностей возникновения и развития, природы и функций религии, а также взаимосвязи и взаимодействия ее с другими областями культуры.
Предметом религиоведения является не содержание религиозной веры, «священное», Бог или боги, а религия как специфический феномен истории и культуры.
Будучи эмпирической и теоретической дисциплиной, религиоведение, в отличие от теологии и религиозной философии, не занимается проблемами доказательств существования Бога и его атрибутов, боговоплощения, бессмертия души и т.п., а изучает саму религию (религиозное сознание, религиозную деятельность, религиозные отношения и религиозные организации) в реальном контексте культуры, т.е.
в связи с экономической и социальной жизнью, политикой, наукой, моралью, искусством.
Религиоведение вполне самостоятельная социально-гуманитарная дисциплина, поскольку ее исключительным предметом является религия.
Другие же социально-гуманитарные науки (социология, психология и др.) изучают религию «наряду» с прочими сферами общественной и духовной жизни.
Например, в социологии как таковой социология религии такая же часть этой дисциплины, как и социология семьи, образования и т.д.
Структура религиоведения.
Религиоведение является единой и одновременно многодисциплинарной областью социально-гуманитарного знания.
В этой связи оно подразделяется на общее и специальное религиоведение.
Общее религиоведение изучает религию как определенное целое, абстрагируясь от ее конкретных конфессиональных проявле-ний.
Целью такого изучения является установление природы и содержания религии, т.е.
совокупности характеристик, которые присущи только религии и отличают ее от других феноменов культуры.
Наряду с этим общее религиоведение формулирует основные законы развития религии (закономерности ее возникновения, эволюции и функционирования).
Оно изучает также взаимосвязи религии и науки, религии и искусства, религии и образования и т.д.
В круг исследований общего религиоведения входят и история самого религиоведения, анализ его понятий, категорий и теорий.
Составной его частью является метарели-гиоведение, исследующее методы и его внутреннюю логику.
Специальное религиоведение составляют частные религиоведческие дисциплины или разделы, основными среди которых являются философия, социология, психология, феноменология, география, история религии.
Философия религии представляет собой совокупность установок и концепций, дающих философское объяснение природы и содержания религии.
В ее рамках рассматриваются такие проблемы, как бытийные и гносеологические истоки религиозных представле-ний и религиозной веры, основные элементы и структура религии.
Философия религии является теоретико-методологической основой исследований и содержательного синтеза результатов других разделов религиоведения (истории религии, социологии религии и др.).
Социология религии изучает на теоретическом уровне социальное содержание религии, ее роль и место в общественной системе, формы институциализации, типы религиозных организаций, их деятельность и отношения, в том числе межконфес-сиональные и межцерковные, а на эмпирическом (с помощью социологических методов) конкретные группы верующих (микроуровень) и общество в целом, определенные географические регионы, конфессии (макроуровень).
Психология религии исследует роль психических переживаний в формировании религиозного комплекса.
Ее предметом являются религиозные чувства, религиозный опыт, настроения, волевые мотивы, установки, психологические функции религии и т.д.
Феноменология религии раздел религиоведения, представители которого анализируют присущие всем религиям мира структуры религиозных явлений и на этой основе пытаются понять их значение в качестве конституирующих элементов религиозного сознания и практики.
География религии изучает влияние географической среды на формы и развитие религии, а также влияние религии на географическую среду.
Ее основными проблемами являются: география места проживания людей (влияние религии на тип и характер строительства), география производства (характер производства и религия) и потребления (связь религии с особенностями приема пищи, с запретами и предписаниями), связь религии с миграционными процессами, религиозное отношение к окружающей среде.
История религии изучает происхождение и эволюцию религии в социально-историческом и социально-культурном контексте.
Она занимается описанием, сопоставлением различных религий либо их аспектов, их классификацией и типологизацией.
Целью этой дисциплины является создание сколь-нибудь полной картины исторического развития различных религий.
Наряду с делением религиоведения на общее и специальное в мировой науке о религии принято также выделять теологическое (внутреннее) и светское (внешнее, или академическое) религио-ведение.
Теологическое религиоведение это попытки объяснить религию ссылками на саму религию.
При таком подходе религия рассматривается как бы «изнутри», с позиций верующего человека; предполагается, что понять сущность религии можно только на основе принятия религиозной веры.
В отличие от теологического религиоведения светский (академический) подход не предполагает предварительного принятия тезиса о существовании сверхъестест-венного начала, а стремится, находясь ради объективности в некотором отчуждении от объекта исследования, выявить природные и социальные основания религии.
Цели и задачи курса светского религиоведения.
Освоение религиоведения -организованный процесс образовательного и воспитательного воздействия, направленный на обретение школь-ником, студентом, слушателем системы переподготовки и повыше-ния квалификации научно обоснованных воззрений на природу, содержание, историю и социальные функции религии.
Такое освоение вносит существенный вклад в гуманитаризацию образования, свободное самоопределение личности в мировоззренческих позициях, духовных ценностях.
Религиоведение призвано формировать мировоззренческую и конфессиональную толерантность, способствовать реализации свободы совести.
Формируя понятие свободы совести, давая информацию о правовых нормах по этому вопросу, оно содействует становлению гражданских качеств личности.
Освоение религио-ведения помогает приобретать навыки ведения мировоззренческого диалога, избегать при общении людей с различным образом мыслей, с одной стороны, догматизма, с другой релятивизма и нигилизма.
В конечном итоге это содействует гражданскому согласию и гармонизации межчеловеческих отношений, в том числе установлению терпимости между представителями религиозных и нерелигиозных мировоззрений.
Духовность.
Это понятие синтезирует различные стороны человеческого существования и социокультурных процессов.
Отсюда сложность определения его содержания.
В теории и на практике его нередко рассматривают как равноположенное таким феноменам, как «духовная культура», «духовное производство», «духовная жизнь», «духовные интересы», «духовная сфера общества».
В религии и идеалистических философских концепциях духовность не мыслится вне действия духовной субстанции (Абсолюта, Мирового духа, идеи, Бога), которой принадлежат функции творения и определения судеб людей.
В некоторых исследованиях духовность употребляется как синоним сознания, духа, души.
В этом случае она противопос-тавляется гносеологизму и сциентизму.
Духовность это сфера самостроительства и самопознания личности, основанная на этике и выражающаяся в ориентации на определенный тип ценностей.
Она наиболее полно выражает сущностную характеристику человека, связанную с творческим поиском, целеустремленностью, смыслообразованием, познанием мира, себя в мире на этической почве.
В сфере духовности осуществляются осмысление и выбор идеалов, ценностей, целеполагание.
Она предполагает не только усвоение знаний, почерпнутых из человеческой культуры, ее «архивов», но осмысление и переживание личного жизненного опыта.
В этом контексте духовность есть интегральное качество, относящееся к сфере смысложизненных ценностей, определяющих содержание, качество и направленность человеческого бытия.
Духовность, и об этом свидетельствует вся история человеческой культуры, есть показатель существования определенной иерархии ценностей, целей и смыслов бытования личности и общества; в ней концентрируются проблемы, относящиеся к высшему уровню освоения мира человеком.
Отождествляя духовность с религиозностью, мы отлучаем от духовного развития значительную часть человечества, сужаем и обедняем само понятие духовности.
Нравственная и художественная составляющие культуры со всей очевидностью подтверждают, что духовность -прерогатива не только религии.
Она всегда была связана с гуманистическими ценностями и идеями, вершиной которых является отношение человека не только к себе, но и к другим людям, к обществу и миру в целом.
Светский характер образования.
Это один из основополагающих принципов политики российского государства в сфере образования, зафиксированный в Конституции и ряде федеральных законов Российской Федерации.
Его суть состоит в том, что государственная и муниципальная системы образования и воспитания не преследуют цели формирования того или иного отношения к религии.
Светский характер образования предполагает: 1.
Недопустимость в государственных и муниципальных образовательных учреждениях обучения учащихся и студентов религии с целью восприятия ими вероучения определенной конфессии, отсутствие вероучительных предметов в образовательных программах и в сетке обязательных занятий.
2.
Исключение какого бы то ни было вмешательства религиозных организаций в содержание и организацию учебного процесса в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, недопустимость цензуры с их стороны программ, учебников, учебных пособий, соответствующих образовательному стандарту, включая религиоведение.
3.
Запрет на размещение в зданиях государственных и муниципальных учебных заведений религиозной символики, предметов культа, отправления молебнов и религиозных обрядов, мероприятий религиозного и миссионерского характера, любых форм религиозной пропаганды.
Государственная и муниципальная школа должна быть запретной территорией для прозелитизма любой религии или конфессии.
Вместе с тем такая постановка вопроса не означает ограничения возможности и необходимости широкого ознакомления учащихся и студентов с религией, многообразием религиозных феноменов, их ролью в истории, культуре и современной жизни человечества и отдельных стран и народов.
Эти знания необходимы образованному человеку для достижения высокого уровня культуры, широты кругозора, полноты усвоения духовно-нравственных ценностей, накопленных человечеством, в том числе принципов мировоззренческой, религиозной и национальной терпимости.
Эту функцию в государственном образовательном стандарте выполняют курс «Религиоведение» («Основы религиоведения») и широкий комплекс религиоведческих дисциплин, рассматривающих религию в историческом, философском и культурологическом планах.
Следует подчеркнуть, что светский характер образования не есть атеизм: атеистическая пропаганда в государственных и муниципальных школах, как и религиозная пропаганда должны быть исключены.
Изучение истории и концепций свободомыслия и атеизма, их места в развитии духовной культуры общества осуществляется в курсе религиоведения и других гуманитарных дисциплин наряду с изучением религии как социального явления и феномена культуры.
Для обеспечения научного уровня религиоведческого образования и исключения конфессионального влияния на его содержание необходимо четко определить различия между религиоведческим и религиозным образованием по ряду параметров.
__Таблица Религиозное образование Религиоведческое образование 1 2 Различия в целях Внедрение религиозной веры в сознание учащихся и ее укрепление; богопознание Вооружение учащихся научными знаниями о религии как социальном явлении и явлении культуры, ее месте в духовной жизни общества, конкретных народов и личности Конфессиональное самоопределение Воспитание всесторонне развитой личности, обладающей высоким культурным потенциалом, широтой кругозора Обучение догматам и обрядам определенной религии, ее предписаниям и правилам поведения Итог: воцерковление, воспитание верующей личности Итог: воспитание мировоззренческой, религиозной и национальной терпимости Различия в содержании Вероучение, истины веры, догматы конкретной религии (конфессии) Знания о религии как социальном явлении и явлении культуры (о ее природе, происхождении, историческом развитии) Изучение священных книг конкретной религии (конфессии) Знания о роли религии в истории и культуре конкретных стран и народов Нормы и правила религиозного культа Знакомство с Библией, Кораном и священными книгами других религий как культурно-историческими памятниками Соединение обучения с богослужением Знание особенностей вероучения и культа, систем нравственных норм и ценностей различных религий Система нравственных и культовых предписаний, норм и ценностей Знания о свободомыслии и атеизме и их роли в духовной культуре человечества и отдельных народов История церкви Продолжение табл.
1 2 Различия по субъ (организация, оп ектам ответственности ределение содержания) Церковь, религиозные организа-ции: руководящие органы конфессий, соответствующие отделы, епархиальные (региональные) управления, общины (приходы, поместные церкви и т.п.), религиозные фонды и т.д.
Государство в лице министерства образования, других министерств и ведомств, имеющих образовательные учреждения Органы образования субъектов Российской Федерации Муниципальные органы власти и их отделы образования По субъектам исполнения Духовные учебные заведения (академии, семинарии, теологические институты, епархиальные училища, библейские курсы, медресе и т.д.) для подготовки клириков, священнои церковнослужителей Государственные вузы всех типов Конфессиональные общеобразовательные учебные заведения (гимназии, лицеи, школы) для получения общего образования в сочетании с религиозным воспитанием Государственные и муниципальные средние и средние специальные учебные заведения Богословские университеты и институты для подготовки теологов и преподавателей религиозных дисциплин.
Воскресные школы и катехизаторские пункты при общинах (приходах) Таким образом, обеспечение светского характера образования в государственных и муниципальных учебных заведениях означает исключительную прерогативу государства в организации государст-венной, муниципальной системы образования, в определении содержания этого образования, недопустимость вмешательства религиозных организаций в этот процесс, вынесение религиозного образования и пропаганды вероучений за пределы сферы деятельности светской школы.
Светская школа.
Это общеобразовательное среднее, среднее специальное или высшее учебное заведение, осуществляющее образовательно-воспитательный процесс религиозно нейтрально, не преследуя цели формирования того или иного отношения к религии.
Светская школа гарантия соблюдения принципа свободы совести и свободы вероисповедания, что обеспечивается ее индифферентностью в вопросах религии.
Религиозное образование и воспитание не предусмотрено учебными программами, но может осуществляться по желанию детей, их родителей или опекунов вне светской школы.
Светской школе противостоят религиозная (церковно-приходская) и антирелигиозная школы.
Религиозная (церковно-приходская) школа, составлявшая основу системы образования и просвещения в России до 1917 г., в обязательном порядке обучала школьников молитвам, Закону Божию, церковному пению, основам гражданской печати (так называлось чтение), письму и начаткам арифметики.
Для сельской местности такая школа была первым и часто единственным учебным заведением.
Антирелигиозная школа сформировалась в советский период российской истории.
Одной из основных ее задач было формиро-вание у учащихся атеистического мировоззрения, непримиримого отношения к религии.
Этой задаче были подчинены как учебная, так и воспитательная работа, что не только исключало из программ целые пласты отечественной культуры, но и сужало возможности обеспечения свободы совести обучающих и обучающихся.
Конституционно-правовая база религиоведческого и религиозного образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской Федерации Правовое поле получения образования в Российской Федерации, в том числе религиоведческого и религиозного, создается и поддерживается Конституцией РФ, системой федеральных законов, указов и распоряжений Президента РФ и Правительства РФ, приказов Министра образования РФ.
Определенную роль в его оптимизации играют также законодательные акты субъектов Федерации, соглашения, договоры, протоколы о намерениях, заключаемые федеральными органами управления (министерствами, ведомствами) с отдельными конфессиями.
Одна из основных идей этих документов: право на свободу совести и религиозных убеждений есть неотъемлемое условие достойной жизни каждого человека и гражданина.
Все известные документы, составляющие конституционно-правовую базу обеспечения свободы совести в сфере образования, целесообразно объединить и проанализировать в рамках следующих трех групп: а) международные декларации, пакты и т.п., Конституция РФ, федеральные законы и другие документы федерального уровня; б) законодательные акты субъектов Федерации; в) ведомственные, межведомственные правовые акты.
А.
Международные законодательные акты; Конституция РФ, федеральные законы об образовании, свободе совести и религиозных объединениях.
В 90-е годы XX в.
в России была проведена беспри-мерная работа по пересмотру вероисповедной политики государства, приведению ее правовых основ в соответствие с нормами междуна-родного права.
В настоящее время в пакет документов, составляющих конституционно-правовую базу образования в государственных и муниципальных учреждениях, включены такие документы.
«Всеобщая декларация прав человека» (принята и провозглашена резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.).
Ее ст.26 предусматривает: «Образование должно быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам.
Образование должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами и должно содействовать деятельности Организации Объединенных Наций по поддержанию мира.
Родители имеют право приоритета в выборе вида образования для своих малолетних детей»1.
«Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах» (принят и открыт для подписания Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г., вступил в силу в 1976 г.).
Этот документ устанавливает: «Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются уважать свободу родителей и в соответст-вующих случаях законных опекунов выбирать для своих детей не только учрежденные государственными властями школы, но и другие школы, отвечающие тому минимуму требований для образования, который может быть установлен или учрежден государством, и обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями» (ст.
13).
Практически те же требования предъявляются «Международ-ным пактом о гражданских и политических правах» (принят в 1966 г.
и действует с 1976 г.), а также «Декларацией о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений» (провозглашена 25 ноября 1981 г.
Генеральной Ассамблеей ООН).
В ст.5 Декларации записано: «1.
Родители или, в соответствующих случаях, законные опекуны ребенка имеют право определять образ жизни в рамках семьи в соответствии со своей религией или убеждениями, а также исходя из нравственного воспитания, которое, по их мнению, должен получить ребенок.
2.
Каждый ребенок имеет право на доступ к образованию в области религии или убеждений в соответствии с желанием его или родителей, или, в соответствующих случаях, законных опекунов и не принуждается к обучению в области религии или убеждений вопреки 1 Религия и закон: Конституционно-правовые основы свободы совести, вероисповедания и деятельности религиозных организаций: Сб.
правовых актов с комментариями.
М., 1996.
С.
8.
желаниям его родителей или законных опекунов, причем руководящим принципом являются интересы ребенка.
3.
Ребенок ограждается от любой формы дискриминации на основе религии или убеждений.
Он должен воспитываться в духе понимания, терпимости, дружбы между народами, мира и всеобщего братства, уважения к свободе религии или убеждений других людей, а также с полным осознанием того, что его энергия и способности должны быть посвящены служению на благо других людей...
4.
Практика религии или убеждений, в которых воспитывается ребенок, не должна наносить ущерб ни его физическому или умственному здоровью, ни его полному развитию»2.
Последний пункт представляется особенно актуальным для современных условий активизации религиозных объединений западного и восточного толков с их практикой медитации и прочих психологических техник.
«Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования» (принята 14 декабря 1960 г.).
Ее ст.5 предусматривает: «Государства, являющиеся сторонами настоящей Конвенции, считают, что: а) образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности и на большее уважение прав человека и основных свобод; оно должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между народами и всеми расовыми и религиозными группами, а также развитию деятельности Организации Объединенных Наций по поддержанию мира; б) родители и, в соответствующих случаях, законные опекуны должны иметь возможность...
обеспечить религиозное и моральное воспитание детей в соответствии с их собственными убеждениями, никому в отдельности и ни одной группе лиц, взятой в целом, не следует навязывать религиозное воспитание, несовместимое с их убеждениями»3.
Наконец, в ст.2 «Конвенции о правах ребенка» (принята 20 ноября 1989 г.) устанавливается, что подписавшие ее государства «уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения».
Другие ее статьи содержат следующие требования.
«1.
Государства-участники уважают право ребенка на свободу мысли, совести и религии.
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
2.
Свобода исповедовать свою религию или веру может подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, нравственности и здоровья населения или защиты основных прав и свободы других лиц» (с.
14).
«1.
Ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который в его собственных наилучших интересах не может оставаться в таком окружении, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством.
2.
Такая защита и помощь должны учитывать желательность преемственности воспитания ребенка и его этническое происхождение, религиозную и культурную принадлежность и родной язык» (с.20).
«1.
Государства-участники соглашаются в том, что образование ребенка должно быть направлено на...
подготовку ребенка к сознательной жизни в свободном обществе в духе понимания, мира, терпимости, равноправия мужчин и женщин и дружбы между всеми народами, этническими, национальными и религиозными группами, а также лицами из числа коренного населения» (ст.29).
«В тех государствах, где существуют этнические, религиозные или языковые меньшинства или лица из числа коренного населения, ребенку, принадлежащему к таким меньшинствам или коренному населению, не может быть отказано в праве совместно с другими членами своей группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком» (ст.30)4.
2 Религия и закон: Конституционно-правовые основы свободы совести, вероисповедания и деятельности религиозных организаций: Сб.
правовых актов с комментариями.
М., 1996.
С.11-12.
3 Религия и закон: Конституционно-правовые основы свободы совести, вероисповедания и деятельности религиозных организаций: Сб.
правовых актов с комментариями.
М., 1996.
С.8.
4 О свободе совести, вероисповеданий и религиозных объединениях: Российские и международные правовые документы: (В извлечениях).
М., 1996.
Таким образом, в названных (и многих других) международных документах подчеркивается неотъемлемое право ребенка на свободу совести и вероисповедание, на получение образования, пользование ценностями культуры вне зависимости от отношения к религии.
В каждом из международных соглашений предусмотрено отсутствие ограничений в обеспечении прав и свобод ребенка в отношении религии и убеждений, кроме тех, которые фиксируются законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других людей, удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.
Законодательно закреплено право на свободу совести и в отечественном законодательстве.
Так, в ст.14 Конституции РФ записано: «1.
Российская Федерация светское государство.
Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
2.
Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом»5.
Это означает, как минимум, что в светском государстве: а) признается приоритет науки, плюрализм мировоззренческих установок, причем границы последнего (плюрализма) устанавливаются там, где они не задевают интересы других людей и государства в целом; б) не отдается предпочтения ни одному из вероучений в сфере внутренней и внешней политики, прежде всего в духовной жизни собственного народа.
Но это теоретически.
На практике же нарушение указанных правил наблюдается довольно часто.
И дело тут не только в публичном участии государственных деятелей высокого ранга в богослужениях, но и в объявлении государственными праздников (в том числе с отменой учебных занятий в школах, вузах) какой-то одной конфессии в ущерб другим.
Подобные примеры свидетельствуют о забвении многонациональ-ного и многоконфессионального характера Российского государства и соответствующих положений Конституции страны.
В Законе РСФСР «О свободе вероисповеданий» (принят 25 октября 1990 г.) дано наиболее развернутое толкование взаимоотношений конфессий и школы.
Это единственный законодательный акт, в котором есть хотя бы описательное представление о сути светского характера образования в государст-венной и муниципальной школе.
В ст.9 («Светский характер системы государственного образования») говорится: «Государственная система образования и воспитания носит светский характер и не преследует цели формирования того или иного отношения к религии.
Преподавание вероучений, а также религиозное воспитание может осуществляться в негосударственных учебных и воспита-тельных заведениях, частным образом на дому или при религиозном объединении, а также факультативно по желанию граждан представителями религиозных объединений с зарегистрированным уставом в любых дошкольных и учебных заведениях и организациях.
Преподавание религиозно-познавательных, религиоведческих и религиозно-философских дисциплин, не сопровождающееся совершением религиозных обрядов и имеющее информативный характер, может входить в учебную программу государственных учебных заведений.
Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение, имеет право на свободу мысли, совести и религии.
Государство уважает свободу ребенка и его родителей или законных опекунов обеспе-чивать религиозное и нравственное воспитание ребенка в соответствии с убеждениями по их выбору»6.
Здесь, однако, имеет смысл обратить внимание на двусмыс-ленность, в лучшем случае -неточность, допущенную законода-телями: они неправомерно поставили знак равенства между религи-озным и нравственным воспитанием, что совершенно неправомерно.
В арсенале специалистов, осуществляющих связь между государственными органами и учреждениями и религиозными объединениями два закона об образовании.
Оба они с той или иной степенью полноты касаются проблем религии и школы.
Так, в Законе РФ «Об образовании» (от 10 июля 1992 г.) зафиксирован запрет создавать и организовывать деятельность организационных структур политических партий, общественно-политических и С.
56-57.
5 О свободе совести, вероисповеданий и религиозных объединениях: Российские и международные правовые документы: (В извлечениях).
М., 1996.
С.36.
6 О свободе совести, вероисповеданий и религиозных объединениях: Российские и международные правовые документы: (В извлечениях).
М., 1996.
С.34.
религиозных движений и организаций в государственных, муниципальных образовательных учреждениях, органах управления образованием.
Принципы государственной политики в области образования определены с учетом светского характера образования, а это значит, что государственные и муниципальные учебные заведения не должны формировать какое-либо отношение к религии.
Содержание образования, говорится в данном Законе, должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами, различными расовыми, национальными, этническими, религиоз-ными и социальными группами; учитывать разнообразие мировоз-зренческих подходов, способствовать ориентации обучающихся на свободный выбор взглядов и убеждений7.
Эти же положения повторены были в Законе РФ «Об образовании» (с изменениями и дополнениями, внесенными Государственной думой 12 июня 1995 г.
и Советом Федерации 5 января 1996 г.).
Его ст.14.2 предусматривает, что содержание образования должно обеспечить: «Адекватный мировому уровень общей и профессиональной культуры общества; формирование у обучающегося адекватной современному уровню знаний и уровню образовательной программы (ступени обучения) картины мира; интеграцию личности в национальную и мировую культуру; формирование человека и гражданина, интегрированного в современное ему общество и нацеленного на совершенствование этого общества; воспроизводство и развитие кадрового потенциала общества»8.
Ст.14.4 предусматривает, что содержание образования должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами независимо от расовой, национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности, учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений.
Ст.50.4 гласит: «Обучающиеся всех образовательных учреждений имеют право...
на уважение своего человеческого достоинства, на свободу совести, информации, на свободное выражение собственных мнений и убеждений».
Она же фиксирует правовое равенство выпускников образовательных учреждений, имеющих государственную аккредитацию, независимо от организационно-правовых форм этих учреждений, при поступлении в образовательное учреждение следующего уровня9.
Наконец, регулирование вопросов религиоведческого образования в общеобразовательной и специальной школе преду-смотрено Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях», принятом 26 сентября 1997 г.10.
Ст.3 этого Закона гарантирует свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе «право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения в соответствии с ними».
Ст.4 раскрывает специфику взаимодействия государства и религиозных объединений: «1.
Российская Федерация светское государство.
Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
Религиозные объединения отделены от государства и равны перед Законом.
2.
В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство...
обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.
3.
Государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот...
в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании».
Иными словами, в данном законе расшифровывается содер-жание ст.14 Конституции РФ.
Главное, ключевое понятие в ней — «светское государство».
Это означает, что Российское 7 О свободе совести, вероисповеданий и религиозных объединениях: Российские и международные правовые документы: (В извлечениях).
М., 1996.
С.35-36.
8 Там же.
С.42.
9 О свободе совести, вероисповеданий и религиозных объединениях: Российские и международные правовые документы: (В извлечениях).
М., 1996.
10 См.: Новое законодательство России о свободе совести и о религиозных объединениях: Сб.
нормат.
актов.
-М., 1998.
С.9-11.
государство религиозно нейтрально, принципиально не приемлет никаких религиозных мировоззренческих систем в качестве официальной идеологии, в своей законотворческой деятельности и практической политике не исходит из предписаний какой-либо религии, предоставляя гражданам возможность свободно делать мировоззренческий или вероисповедный выбор.
Второе и третье положения пункта 1 ст.4 определяет практические пути и гарантии обеспечения светского характера Российского государства и последствия реализации принципа светского государства для религиозных организаций (равенство перед законом).
Для реализации содержания и форм взаимодействия школы и церкви эти положения имеют основополагающее значение.
Ст.5 рассматриваемого Закона называется «Религиозное образование».
В соответствии с нею, обучение религии и религиозное воспитание своих последователей является одним из трех базовых признаков идентификации религиозного объединения (вероиспо-ведание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание).
Обучение религии в этом случае осуществляется посредством культовой практики, а также в процессе специальных учебных занятий школ, действующих при общинах верующих.
В статье, в частности, отмечается: «1.
Каждый имеет право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими».
Здесь важно обратить внимание на то, что государство не регламентирует формы религиозного образования, не несет ответственности за возможность получения и качество такого образования: это частное дело самого человека, его родителей, религиозной организации.
Следующий ее пункт гласит: «2.
Воспитание и образование детей осуществляется родителями или лицами, их заменяющими, с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания».
Здесь важно обратить внимание на определенную неточность, повторяющуюся и в ряде других законодательных актов.
Ребенком, в соответствии с Семейным кодексом РФ (ч.1, ст.54; ч.2 ст.64), признается лицо, не достигшее 18 лет.
Из ст.3 (п.5) Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» следует, что самостоятельно решать вопрос о своем отношении к религии может уже человек в возрасте 14 лет.
В «Конвенции о правах ребенка» (принята 20 ноября 1989 г.), однако, таковым признается «человеческое существо, достигшее 18-летнего возраста»).
Далее в ст.5: «3.
Религиозные организации вправе в соответствии со своими уставами и с законодательством Российской Федерации создавать образовательные учреждения».
Для создания образовательного учреждения указание на такое право должно содержаться в гражданском уставе религиозной организации.
Учитывая, что настоящий Закон и Федеральный Закон «Об образовании» (1996) различают общеобразовательные учреждения и учреждения среднего специального и высшего образования, в уставе религиозного объединения целесообразно конкретизировать соответствующее право.
Кроме того, следует иметь в виду, что учреждения профессионального религиозного образования могут создаваться только централизованными религиозными организациями.
П.4 ст.5 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» предусматривает: «По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образова-тельных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы».
Данная норма определяет, что обучение детей религии организует не государственное или муниципальное образовательное учреждение, а религиозная организация, т.е.
зарегистрированное юридическое лицо, у которого возникают отношения с родителями по вопросам религиозного образования детей.
Родители могут обратиться к администрации государственного или муниципального образовательного учреждения (школы), где обучаются их дети, с просьбой о предоставлении религиозной организации возможности на базе этой школы проводить обучение детей религии.
Администрация после рассмотрения этого вопроса в соответствии с уставом своей школы в случае положительного отношения согласовывает его с органом местного самоуправления.
Причем это правило распространяется как на муниципальную, так и на государственную школу, учрежденную федеральным органом.
Из Закона следует, что администрация должна получить согласие органа местного самоуправления, после чего она устанав-ливает отношения с религиозной организацией.
Эти отношения носят характер гражданско-правового договора.
Очевидно, в нем должны быть закреплены вопросы пользования помещениями и имуществом, ответственности, могут быть и особые требования, например, к состоянию здоровья преподавателей, направляемых религиозной организацией.
Все эти моменты, кстати, предусмотрены аналогичным законодательством Германии и ее отдельных земель.
Таким образом, в соответствии с нормой п.2 ст.4 Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», государство имеет обязанность и ответственность обеспечивать светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.
Поэтому комментируемое положение не дает права ни религиозному объединению вмешиваться в содержание и органи-зацию образовательного процесса в светской школе, ни администра-ции учебного заведения вводить обучение религии в сетку школьных занятий.
Она лишь предоставляет возможность использовать помещения школы для проведения занятий по обучению религии за пределами программы.
Таковы основные документы федерального уровня, предусмат-ривающие регулирование вопросов религиозного и религиовед-ческого образования, обеспечения свободы совести в сфере образования.
В них зафиксирован светский характер образования, предполагающий, что: школа (общеобразовательная и специальная) не формирует того или иного отношения к религии; в ней запрещено создание религиозных организаций, отправление религиозного культа; в процессе обучения и воспитания обеспечиваются свобода совести, информации, свободное выражение собственных мыслей, мнений, убеждений; выпускники государственных, муниципальных и религиозных образовательных учреждений имеют равные права на поступление в учебные заведения следующего уровня; религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом; никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
Б.
Законодательные акты субъектов Российской Федерации.
Теоретически, эти акты должны быть основаны на Конституции РФ, федеральных законах, учитывать международное право и региональные особенности исторического, этнокультурного и конфессионального характера.
Так, Закон Удмуртской Республики «О народном образовании» (принят в 1995 г.) содержит следующую норму: «Образовательные учреждения и органы управления народным образованием независимы от идеологических установок и решений партий, общественных движений и организаций; создание и деятельность в них организационных структур политических партий, общественно-политических и религиозных движений и организаций не допускается»11.
Светский характер образования обеспечивается, в соответствии с этим законом, как его содержанием, так и тем, что в государственных образовательных учреждениях не могут использо-ваться религиозная символика, обрядность и предметы культа.
Образовательные программы в государственных и муници-пальных образовательных учреждениях и государственные образова-тельные стандарты не предполагают обучения основам религии с церковно-богословских позиций.
Религиоведческие элементы могут иметь место в курсах литературы, истории, иных гуманитарных предметов, либо могут выделяться в особую учебную дисциплину.
К сожалению, в субъектах Российской Федерации есть и иные факты, выражающиеся в практике принятия законодательных актов, противоречащих Конституции РФ и федеральным законам.
Так, Воронежская областная дума приняла в первом чтении 19 мая 2000 г.
постановление «О проекте Закона Воронежской области "Об охране семьи, материнства, отцовства и детства"», в котором, во-первых, все религиозные объединения, имеющиеся в области, разделены на «культурообразующие религиозные организации» (определения им не дается, но по смыслу из текста вытекает, что речь идет прежде всего о Русской православной церкви) и все прочие.
Ст.17 законопроекта («Религиозная безопасность семьи») де-факто закрывает для всех других, кроме РПЦ, возможность участвовать в реализации конституционного права обучать детей своих последователей в помещениях государственных школ основам религии вне учебной сетки часов12.
11 Цит.
по текущему делопроизводству Администрации президента Республики Удмуртия (Ижевск, 1995).
12 См.: Жеребятьев М.
Закон Божий с черного хода // Религия и право.
М., 2000.
№ 4.
С.4-6.
Из нормативных актов субъектов РФ становится очевидным, что их сильной стороной является ориентация на особенности области, края, республики, на их культурно-историческую самобытность, реальную национально-конфессиональную структуру.
Однако это позитивное обстоятельство нередко перерождается в свою противоположность, что видно, в частности, на примере документов из Воронежа.
Оптимальным решением в этом плане может быть лишь согласование федерального и регионального законодательств, приведение последнего в соответствие с первым.

В.
Ведомственные и межведомственные правовые акты.
К ним относятся: подзаконные акты, постановления, распоряжения руководящих органов управления государственной и муниципальной системами образования; договоры (соглашения) между централь-ными и региональными органами управления образованием и централизованными религиозными объединениями, их региональ-ными структурами.
Эти правовые документы выполняют для работников образовательной сферы функции практического руководства при решении вопросов, затрагивающих права и свободы в области религии.
К
числу таких документов относятся «Протокол о намерениях между Министерством образования Российской Федерации и Отделом религиозного образования и катехизации и Православным Педагогическим Обществом» (подписан 18 августа 1993 г.) и «Договор о сотрудничестве Министерства образования Российской Федерации и Московской патриархии Русской православной церкви», подписанный 2 августа 1999 г.
министром образования В.М.Филип-повым и патриархом Московским и всея Руси Алексием II13.
В преддверии празднования 2000-летия христианства и вступления в третье тысячелетие стороны решили подчинить
свою деятельность следующим целям: обмен информацией, взаимодействие в учебно-методических вопросах, анализ и обобщение накопленного опыта совместной работы в области духовно-нравственного воспитания, выработка обоснованных предложений по изменению и дополнению действующего законодательства об образовании, свободе совести и религиозных объединениях.
Содействовать осуществлению этих целей призван Координационный совет.
Акценты в Договоре сделаны на оказании поддержки развитию православного образо-вания в соответствии с нормами Конституции РФ и Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»; на совместном издании учебной литературы, учебно-методических пособий; на противо-действии «осуществляемой в образовательных учреждениях и в средствах массовой информации деятельности представителей тоталитарных и деструктивных сект и культов, способствующих разрушению духовного и физического здоровья учащихся и студентов»; на совершенствовании подготовки и переподготовки педагогических кадров в области духовного просвещения, преподавания религиоведения, истории христианства и православия, основ православной культуры; на содействии обновлению государственных образовательных стандартов по направлениям «теология», «религиоведение» и специальности «религиоведение».
Представляется, что данный Договор, содержащий ряд позитивных моментов, не учитывает многонационального и многоконфессионального состава учебных групп и классов14, оставляет в стороне возможность аналогичной деятельности других конфессий.
Очевидно, подобная постановка вопроса продиктована 13 Как сообщалось на заседании Комиссии по вопросам религиозных объедине-ний при правительстве Российской Федерации в октябре 2000 г., в Министерство обра-зования поступили письма от муфтия Республики Татарстан и председателя Духовного управления мусульман европейской части России муфтия шейха Равиля Гайнуттдина о намерениях подписать аналогичные соглашения.
Министерство инициативу поддер-жало, но в практическую плоскость эти намерения пока не переведены.
Подобная работа ведется и с некоторыми другими конфессиями, в частности, с иудеями.
14 Сегодня известны факты мирного врастания православной молитвы в многоконфессиональный школьный класс, на что указывал, в частности, игумен Иоанн (Экономцев) председатель Синодального отдела религиозного образования и катехизации Московской патриархии: «В Нижнем Новгороде есть замечательная государственная школа № 30, где есть иконы, а занятия начинаются и заканчиваются молитвой.
Никто не заставляет ребят читать молитвы, но ребята привыкают к тому, что в школе есть люди с различными религиозными воззрениями» (Игумен Иоанн (Экономцев)).
О религиозном образовании в России // Религиозные организации и государство: Перспективы взаимодействия.
М., 1999.
С.113).
подчеркиванием в Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» особой роли православия в истории России, становлении и развитии ее духовности и культуры.
Достойно сожаления и то, что он исходит из крайне зауженного представления о духовности и нравственности только как о религиозных феноменах.
Несколько раньше (4 июля1999 г.) Министерство образования направило в учебные заведения и органы управления образованием методическое письмо «О предоставлении религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ в помещениях государственных и муниципальных образова-тельных учреждений» (№ 14-53-28).
Это письмо обращает внимание на недопустимость нарушения как существующего законодательства, так и прав ребенка в сфере свободы совести, содержит рекомендации относительно форм обучения религии в помещении государственных и муниципальных образовательных учреждений, указание на права и обязанности администрации этих учреждений и религиозных объединений.
Однако в нем содержится ряд неточностей.
Так, под обучением религии подразумевается все то же духовно-нравственное воспитание и преподавание основ вероучения.
Понятие «светский характер образования» интерпретируется как «нецерковный», «гражданский» характер, как синоним слов «атеистический», «антирелигиозный».
Анализ конституционно-правовых основ обеспечения свободы совести в системе государственных и муниципальных образова-тельных учреждений позволяет прийти к следующим выводам.
В 90-е годы система образования получила довольно содержательное конституционно-правовое обеспечение, в котором зафиксирован один из основных принципов образования его светский характер, что соответствует как современным тенденциям развития человечества, так и Основному закону Российской Федерации.
Однако и в законодательстве и (в особенности) в правоприменительной практике имеют место существенные недостатки и противоречия.
Во-первых, отсутствует однозначное понимание термина «светский» («РФ светское государство», «светский характер образо-вания» и т.п.).
Описательное его определение было дано в Законе РСФСР «О свободе вероисповеданий» (принят 25 октября 1990 г.), утратившем силу в настоящее время.
В результате этого имеют место неоднозначность толкования принципа светского характера образования, вольные или невольные его искажения, что в многонациональной и многоконфессиональной стране влечет за собой отрицательные последствия.
Во-вторых, имеются разночтения в определении возраста ребенка, в котором он правомочен выразить свое отношение к религии.
В Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» «пограничный» возраст определен в 14 лет, в Семейном кодексе РФ в 18 лет.
Международная же конвенция о правах ребенка (1989) исходит из того, что самостоятельно решать вопрос о своем отношении к религии человек может в возрасте до 18 лет.
В-третьих, в преамбуле Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» зафиксировано признание особой роли православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, хотя вместе с тем говорится и об уважении христианства, ислама, буддизма, иудаизма и других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России.
Это обстоятельство, а также активность РПЦ, поддержи-ваемая государственным аппаратом на разных уровнях, обостряет проблему взаимодействия государства и конфессий, ставит последние в неравное положение в вопросах образования и воспитания.
Особенно убедительно об этом свидетельствует практика взаимоотношений Министерства образования РФ и РПЦ.
Так, в феврале 1999 г.
в Министерстве образования по предложению Московской патриархии была создана светско-религиозная комиссия по образо-ванию, «которая призвана освободить государственные образователь-ные стандарты, учебные программы, учебники и учебные пособия от проявлений воинствующего атеизма»15.
От этой же комиссии ожидаются практические рекомендации, направленные на улучшение гуманитарного образования и воспитания в школах и вузах.
Обобщая анализ конституционно-правовой базы обеспечения свободы совести в системе образования Российской Федерации, еще раз подчеркнем, что созданные в 90-е годы конституционно-правовые основы обеспечения свободы совести в государственной и 15 Филиппов В.М.
Гуманистическая роль образования: Православие и воспитание // Сб.
пленар.
докл.
VII Междунар.
рождественских образоват.
чтений.
М., 1999.
С.15.
муниципальной системах образования нуждаются в совершенство-вании.
В еще большем совершенствовании нуждаются правоприменительная практика и следование требованиям Закона со стороны всех без исключения государственных структур и служащих.
Одновременно есть объективная необходимость создавать условия, при которых религиозные объединения получают возможность, не вмешиваясь в дела государства, осуществлять свое служение, вести образовательную и воспитательную деятельность в пользу своих адептов.
В первую очередь это касается конфессий, имеющих многовековую традицию в России и поддерживаемых миллионами людей, испытывающих потребность в религии.
Анализ состояния общественного мнения по вопросам религиозного и религиоведческого образования Общественное мнение многоаспектный и чрезвычайно динамичный феномен, изменяющийся под воздействием самых разных факторов.
Его состояние фиксируется как на деятельностном, так и на вербальном уровнях.
О деятельностном уровне общественного мнения в области религиозного и религиоведческого образования в последние 5-7 лет убедительно свидетельствует система религиозного образования, возникшая практически на пустом месте и включающая сегодня в себя все известные ступени: от детского сада до высших духовных учебных заведений.
Преподавание религии в таких школах означает, во-первых, что преподается не «религия вообще», а какая-то одна религия (православие, ислам, иудаизм и т.д.), которая рассматривается как истинная в отличие от других.
Во-вторых, оно рассматривается как усвоение религии, как средство воспитания в религиозном духе воспитания православного, мусульманского, индуистского, буддистского и т.д.
Убедительно об этом пишут член-корреспондент РАО В.И.Гараджа и член-корреспондент РАН Л.Н.
Митрохин16.
В полном соответствии с Конституцией РФ и законами о свободе совести, свободе вероисповеданий, религиозных объедине-ний (1990 и 1997 гг.), а также законами об образовании (1992 и 1996 гг.) и не без участия общественного мнения, потребностей людей в стране сегодня выстраивается полномасштабная система религиозного образования, которую патронируют конфессии.
Наибольших успехов здесь достигла РПЦ.
Ею созданы довольно стройная система образования и воспитания детей и взрослых, а также структура управления ею.
Эту систему составляют высшие и средние специальные богословские учебные заведения и православные гимназии, церковноприходские и воскресные школы.
В частности, по данным председателя отдела религиозного образования и катехизации Московской патриархии, сообщенным на Юбилейном Архиерейском Соборе РПЦ 2000 г., в России действуют 2600 воскресных школ, в которых обучаются 80 тыс.
детей и 30 тыс.
взрослых мирян17.
В середине 90-х годов в системе религиозного образования появились православные школы общего и дополнительного образования.
В 2000 г., по данным Всероссийского совета директоров православных образовательных учреждений, их насчитывалось около 150, причем в Москве и Московской области 5218.
Кроме редко удающихся попыток возрождения классического образования, большинство таких школ имеет какую-либо специализацию: углубленное изучение современных языков, русской культуры или истории, социальное служение.
Практически все школы уделяют большое внимание занятиям музыкальным, изобразительным и другими видами искусства.
Содержание религиозного образования в православных воскресных школах определяется с учетом исторических традиций и современных проблем церкви.
Один из иерархов РПЦ 16 См.: Митрохин Л.Н.
Религия и культура.
М.
2000.
С.263-294; Философия, культура и образование: Материалы «Круглого стола» // Вопр.
философии.
М., 1999.
№ 3.
С.1-53.
17 См.: Православное образование для мирян на пороге нового тысячелетия и его значение для возрождения Русской православной церкви: Доклад председателя отдела религиозного образования и катехизации игумена Иоанна (Экономцева) на Юбилейном Архиерейском Соборе РПЦ // Материалы Юбилейного Архиерейского Собора РПЦ.
М., 2000.
18 Всероссийский совет директоров православных образовательных учреждений общего и дополнительного образования орган взаимодействия руководителей средних православных школ при синодальном отделе религиозного образования и катехизации Московской патриархии.
Был сформирован 30 декабря 1997 г., первоначально (до января 1999 г.) объединял руководителей православных школ Москвы и Подмосковья.
См.: Кнорре Б.К.
Конфессионально ориентированное образование в светском обществе // Ист.
вестн.
М., 2000.
№ 5/6 (9/10).
С.133.
митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев) видит главную цель религиозного воспитания «в формировании жизненного стандарта, определенной системы ценностей, которые предопределяют поведение человека в различных обстоятельствах и делают насущной для него христианскую мотивацию поступков и решений.
Через религиозное образование к православному образу жизни: такой должна быть стратегия современной православной педагогики»19.
Вместе с тем важно иметь в виду, что мотивы выбора воскресной школы, курса «Основы православной культуры» пока еще не изучены.
Нередко они связаны не столько с потребностью в усвоении вероучения, сколько с отсутствием организованной воспитательной работы в современных государственных и муници-пальных школах.
Как замечает сотрудник отдела религиозного образования и катехизации РПЦ Б.К.Кнорре, «большую часть контингента православных школ составляют...
дети из неблаго-получных семей...
Родители надеются на хороший духовный климат в школе, которого может и не быть в семье, но который может способствовать достойному воспитанию ребенка»20.
В ряде областей (Нижегородской, Курской, Московской) в соответствии с пожеланием учителей и родителей региональный образовательный компонент включает в себя курс «Основы право-славной культуры».
Для педагогов в некоторых регионах организо-ваны курсы повышения квалификации по темам «Православная педагогика», «Православные традиции в воспитании», «Православие и литература», «Религиозная и естественнонаучная картины мира», «Введение в православие» и др.
Изданы около 100 религиозно-ориентированных учебных пособий, учебные программы для системы дополнительного образования детей по религиозной тематике21.
Помимо традиционных учебных заведений в систему религиозного образования включены православные храмы, открытые в учебных заведениях (МГУ, МГИМО и др.).
Славянская государ-ственная академия культуры ведет обучение на нескольких уровнях -дошкольном, школьном, вузовском и поствузовском, а также осуществляет широкую программу исследований и пропаганды национальной (светской и религиозной) культуры.
Отвечают потребностям части учительства и населения уже ставшие традиционными ежегодные Рождественские образова-тельные чтения (в 2001 г.
прошли уже девятые чтения).
Их проводит Московская патриархия при активном участии Министерства образования.
В последние годы к этой же деятельности подключается находящаяся в стадии формирования общенациональная программа «Духовные основы государственной политики и гражданства», инициированная Комиссией Президента РФ по вопросам граждан-ства, Советом социального i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
служения Московской патриархии, МГИМО и Славянской государственной академией 22 культуры22.
Опыт организации религиозного образования и воспитания в новых условиях накапливают и другие конфессии.
Так, в 1999/2000 учебном году функционировало около 110 зарегистрированных религиозных учебных заведений мусульман.
В подавляющем большинстве они представляют собой религиозные школы с одно-двухлетним сроком обучения при городских и соборных мечетях.
В них преподают в разном объеме арабский язык, основы вероучения, Коран, хадисы, ритуальную практику.
Но также созданы и работают исламские богословские институты и университеты, в том числе Московский высший духовный исламский колледж, «Мухаммадия» (Казань), Исламский институт им.
имама Аш-Шафии (Дагестан).
Учебный процесс в них рассчитан на четыре-пять лет и включает углубленное изучение комплекса специальных религиозных и светских дисциплин23.
Несколько лет тому назад в некоторых городах России стали внедрять в общеобразовательные школы факультативный предмет «Мой мир и я» на основе одноименного учебника для учащихся и пособий для учителей, подготовленных Церковью объединения Муна.
В Якутии с недавних пор во всех средних и высших учебных заведениях преподается культ Ай-ы, основанный на общетюркской языческой религии.
19 Кирилл, митр.
Смоленский и Калининградский.
Через религиозное образование к православному образу жизни // Журн.
Моск.
патриархии.
М.,1999.
№ 10.
С.
65.
20 См.: Кнорре Б.К.
Конфессионально ориентированное образование в светском обществе // Материалы международной конференции «Христианство на пороге нового тысячелетия», Москва, 20-22 июня 2000 г.
// Ист.
вестн.
М., 2000.
№ 5/6 (9/10).
С.
136.
21 См.: Воробьев В., прот.
Проблемы российского образования и Православие // Рождественские чтения: Сб.
пленар.
докл.
VII Междунар.
рождественских образоват.
чтений.
М.,1999.
С 132-133.
22 Подробнее об этом см.: Церковь и общество.
М., 1998.
№ 3.
С.18-21.
23 См.: Мусульманские духовные организации и объединения Российской Федерации: Справочник.
М., 1999.
С.27-31.
Востребованными в последние пять-шесть лет оказались учреждения высшего профессионального образования по направлениям и специальностям, имеющим своим предметом религию.
В 1999 г.
таких учебных заведений, получивших лицензию, насчитывалось уже свыше 5024.
Определенные положительные сдвиги есть и в области религиоведческого образования, что также отражает общественную потребность.
Это получило выражение в создании кафедр религиоведения, системы курсов «История и теория религии», «Религия и культура» и т.п.
Более того, опираясь на имеющуюся законодательную базу, органы образования России ввели в классификатор направлений и специальностей высшего профессионального образования направления «теология» и «религиоведение» (уровни бакалавра и магистра) и специальность «религиоведение»; разработали и утвердили государственные образовательные стандарты по этим направлениям и специаль-ностям.
Религиоведческая тематика введена в дисциплины гуманитарного цикла философию, культурологию и т.д.
Учебным заведениям рекомендовано вводить религиоведческие и религиозно-философские курсы, факультативы по выбору, призванные способствовать нравственному становлению и самоопределению личности, ее самоутверждению, а также преодолению экстремизма и дискриминации по религиозным мотивам, утверждению в обществе толерантности и терпимости к инакомыслию.
При содействии Министерства общего и профессионального образования организована работа по созданию и выпуску учебной литературы нового поколения.
По целевой программе «Обновление гуманитарного образования в России» для профессиональной школы (вузов и техникумов) подготовлено свыше 200 наименований учебников и учебных пособий.
Примерно такое же количество изданий подготовлено и для общеобразовательной школы.
Среди них свыше 20 изданий носят религиоведческий характер.
Почти столько же пособий издано на инициативной основе.
Разработаны и изданы программы факультативных занятий по религиоведению в средней школе («Религия и памятники», «Из истории религий», «Религии мира» и др.).
Авторами пособий и программ выступили известные ученые-религиоведы В.И.Гараджа, Н.С.Капустин, Л.Н.Митрохин, М.В.Вагабов, Р.Г.Балтанов, М.Г.Писманик, И.Н.Яблоков и др.
Во многих городах сложились научные коллективы специалистов, занимающихся проблемами религии, религиоведения, свободы совести и свободы вероисповеданий.
Несколько расширена подготовка религиоведческих кадров в ряде вузов Москвы и Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Ростова.
Постепенно нарастает интерес к этой подготовке и в вузах других городов.
Тем не менее, говорить о полноценном религиоведческом образовании пока рано.
К тому же при издании учебников и учебных пособий активную роль играют всевозможные структуры типа Международного фонда «Культурная инициатива», Международного педагогического общества, фонда Сороса, что делает неподконт-рольным государству выпуск педагогической продукции, призванной формировать образованность и сознание будущих поколений.
Таковы в самом общем виде деятельностные формы общественного мнения в отношении религиозного и религио-ведческого образования.
Что касается вербального (словесного) его выражения, то следует обратить внимание на то, что в стране нет центра, научного коллектива, систематически отслеживающего состояние обществен-ного мнения в отношении религиозного образования.
Мониторинг ВЦИОМ фиксирует лишь опосредованное представление по этому поводу.
Так, в публикации мониторинга общественного мнения за июль-август 2000 г.
отмечено падение доверия к церкви и религиозным организациям: в марте 2000 г.
им доверяли 38% опрошенных, в январе 1993 57, в мае 1995 37, в сентябре 1999 г.
37 %.
В этом же исследовании отмечено, что православие как идея, на которую прежде всего можно было бы рассчитывать при решении задачи консолидации российского общества, получило поддержку лишь 2,8% респондентов, заняв 12-ю позицию, уступив идеям возрождения сильной России, равенства и справедливости, социальной защищенности и др.
Специальное исследование было проведено за последние десять лет лишь однажды.
Его осуществил в мае 1998 г.
Центр социологических исследований Министерства высшего и профессионального образования.
В процессе исследования были опрошены 2200 человек из числа родителей (опрос проводился на 12 территориях страны, в Москве и Санкт-Петербурге), 1160 учителей и 1050 учащихся 24 См.: Костикова М.Н.
К вопросу о новейшей истории профессионального религиозного образования // Государство, религия, церковь в России и за рубежом: Информ.-аналит.
бюл.
М., 1999.
№ 3.
С.123-140.
шестого, восьмого и десятого классов 210 школ (возраст 11-17 лет) в восьми регионах страны25.
В результате было обнаружено, что в стране есть предпосылки для развития религи-озного образования в помещениях школ вне рамок образовательных программ.
Доказательство тому -более половины опрошенных родителей, назвавших себя верующими, около 40% учителей, считающих себя верующими, от 30 до 45% учащихся, заявивших себя верующими.
При этом было зафиксировано, что введение религиоз-ного образования в помещения общеобразовательных школ может встретить довольно серьезное неприятие у учителей Москвы, а также со стороны родителей в Сибири и на Дальнем Востоке.
В регионах традиционного распространения ислама доля поддерживающих идею введения религиозного образования среди всех категорий опрошенных оказалась значительно выше, чем в регионах с населением, ассоциирующим себя в основном с православием.
Опираясь на результаты опросов, исследователи сделали следующий вывод: с учетом разнообразия мнений учителей и родителей, а также учащихся решение вопроса о введении религиозного образования (вне школьных программ) в помещениях общеобразовательных школ следует согласовывать не только со школами и территориальными органами управления образованием, но и с руководством и общественностью каждого населенного пункта, каждого микрорайона.
На необходимость такого согласо-вания указывает и неравномерность распространения конфессий в регионах и городах России.
Поэтому возникло предложение разработать для средних общеобразовательных школ в рамках образовательной области «Обществоведение» курсы, имеющие этико-воспитательную направленность, конкретно -учебную программу, учебное пособие и соответствующее методическое обеспечение по курсам «Основы православной этики», «Основы конфессиональной этики» как дисциплинам светского образования.
В соответствии с п.4 ст.5 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» чтение таких курсов в общеобра-зовательной государственной и муниципальной школе возможно, но за пределами школьного расписания.
К сожалению, других исследований, в той или иной мере связанных с изучением общественного мнения относительно развития религиозного и религиоведческого образования, обнару-жить не удалось.
Опираясь же на исследования религиозности населения, проводимые ВЦИОМ, Социологическим центром МГУ, Социологической лабораторией М.Г.Писманика (г.
Пермь), на материалы, имеющиеся в распоряжении кафедры религиоведения РАГС, можно сделать следующие выводы.
В отношении вопроса «школа и религия» в стране сложились две противоположные позиции.
Сторонники одной из них не видят ничего особенного в преподавании религиозных дисциплин в общеобразо-вательной школе, в соответствующем воспитании учащихся.
Познание религии для них означает приобщение к религии, религиозное обращение, обретение веры.
Сторонники другой позиции настаивают на подлинно светском образовании, которое не формирует ни религиозного, ни антирелигиозного мировоззрения.
Реализовать требования законов о свободе совести и об образовании при таком разбросе мнений весьма проблематично.
Можно было бы учесть опыт других стран.
Так, в государственной школе ФРГ теология преподается в качестве обязательного предмета, а для не ориентированных религиозно учащихся в эти часы читается курс «Этика».
Однако в Германии только две главенствующие религии евангелическая и католическая.
До самого последнего времени это была биконфессиональная страна, в которой только недавно в результате миграции турок появились мусульмане.
В условиях поликонфессиональности России и практически каждой школы, каждого класса такое решение принять непросто, и потому здесь меньше всего нужна поспешность.
Представляется, что в государственной и муниципальной общеобразовательной школе предпочтителен и единственно возможен в условиях России (и это соответствует положениям Конституции и законодательства РФ по вопросам свободы совести и вероисповедания) культурологический подход к преподаванию знаний о религии: в конечном счете, религия одна из форм культуры, она всегда тесно связана с наукой, политикой, искусством, моралью.
Анализ мирового опыта развития светского и религиозного образования и возможности его использования в условиях Российской Федерации 25 См.
материалы текущего делопроизводства Министерства высшего и профессионального образования за 1998 г.
Содержание светского и религиозного образования в разных странах определяется особенностями законодательного регулирования государственно-церковных отношений.
Эти отношения выражаются в следующих основных формах: объявление той или иной религии государственной (Греция, Дания, Египет, Иордания, Исландия и др.), отделение церкви от государства (Болгария, Венгрия, Португалия, Словения, Франция и др.), автономия и суверенность государства и церкви в принадлежащих им сферах (Италия, Испания, Монголия, Польша, Румыния и др.).
Именно из этих форм государственно-церковных отношений и вытекают особенности светского и религиозного образования в различных странах.
Наряду с этим и в рамках отдельных форм государственно-церковных отношений можно выделить ряд существенных различий в системах образования, которые обусловлены политическими и социальными условиями, сложившимися в той или иной стране, историческими особенностями и традициями, глубиной процесса секуляризации, поликонфессиональным или моноконфессио-нальным составом его населения, авторитетом той или иной конфессии в общественном мнении и другими факторами.
Практически все современные государства, формулируя или совершенствуя свои системы образования, соотносят их с основными международными документами, касающимися принципов отношений государства и религиозных организаций, а также прав человека на свободу совести.
К этим документам относятся прежде всего «Всеобщая декларация прав человека», принятая ООН в 1948 г., «Международный пакт о гражданских и политических правах» (1966), «Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе» (1975), «Парижская хартия для новой Европы» (1990).
Они не содержат в себе какой-либо универсальной концепции (модели) светского и религиозного образования.
Комиссия по правам человека ООН, рассматривая вопрос о праве человека на получение светского и религиозного образования, отметила, что она не может предложить всем странам единый стандарт, детально определяющий формы реализации этого права.
Законодательства об образовании в каждой стране должны учитывать как традицию, так и современную ситуацию в стране26.
По этой причине международные стандарты представляют собой только общие рамки, которые должны быть наполнены конкретным содержанием, учитывающим специфику страны.
Наиболее полно позиция международного сообщества по этой проблеме выражена в «Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений» ООН (1981): «Каждый ребенок имеет право на доступ к образованию в области религии или убеждений в соответствии с желанием его родителей или, в соответствующих случаях, законных опекунов и не принуждается к обучению в области религии или убеждений вопреки желаниям его родителей или законных опекунов, причем руководящим принципом являются интересы ребенка» (ст.5, п.2)27.
Общее представление о содержании и характере светского и религиозного образования в различных странах дают их конституции.
И хотя конституционные положения по этому вопросу, как правило, носят общий характер, однако именно они являются исходными точками отсчета для законодательной, исполнительной и судебной власти.
Анализируя тексты конституций стран, имеющих демократическую традицию, можно увидеть, что в целом они подразделяются на две группы по критерию широты трактовки свободы совести и исповеданий.
Первая группа характеризуется лаконичностью и общими формулировками при определении права на светское или религиозное образование.
Как правило, это конституции государств, принятые в XIX первой половине XX в., но действующие и поныне.
Новые или обновленные во второй половине XX в.
конституции, в которых учтены основные международные документы по вопросам свободы совести, характеризуются большей конкретизацией положений.
В них, как правило, осуществлена своеобразная «национализация» рекомендаций международных документов.
Однако независимо от того, к какой группе относится та или иная конституция, все они выказывают определенную сдержан-ность в вопросе о мировоззренческой направленности образования.
Более детально охарактеризовать особенности осуществления свободы совести применительно к сфере образования позволяет анализ специальных законодательств, посвященных государственно-церковным отношениям и свободе вероисповеданий.
Такие 26 См.: Nauczanie religii w panstwie demokratycznym.
Lublin, 1991.
S.86.
27 Религия и закон: Конституционно-правовые основы свободы совести, вероисповедания и деятельности религиозных организаций: Сб.
правовых актов с комментариями.
М., 1996.
С.11.
законодательства, раскрывающие и дополняющие конституционные нормы, имеют практически все государства.
Прежде всего они детализируют принципы и характер образования в той или иной стране; практика реализации данных принципов позволяют говорить об определенных моделях светского и религиозного образования.
Анализ разнообразных систем образования позволяет условно выделить в качестве основных его моделей западноевропейскую, восточноевропейскую (постсоциалистическую), США, а также стран СНГ и Балтии.
В Западной Европе классификация государственно-церковных отношений базируется традиционно на различении трех видов отношений: отделение (церкви от государства), конкордат (соглашения между тем или иным государством и Ватиканом), отношения системы национальных церквей.
Тем не менее, существует некий общий образец государственно-церковных отношений.
Его главными элементами являются: на индивидуальном уровне -преимущественно нейтральное отношение государства к различным религиозным субъектам, на коллективном обозначение внутри «публичного» сектора «религиозного» подсектора, где те или иные религиозные субъекты (церкви) могут пользоваться предпочтением по сравнению с нерелигиозными субъектами28.
Практические проявления «западноевропейской модели» государственно-церковных отношений различаются.
Например, легко найти различие между обучением религии в государственных школах Италии и Франции.
В Италии гарантируется изучение, по крайней мере, основ вероучения одной религии (католической), в то время как во Франции нет никакого религиозного образования.
Однако этот контраст свидетельствует лишь о разной степени сотрудничества светских властей с религиозными объединениями, а не об отрицании самой идеи такого сотрудничества в вопросах религиозного образования.
Дело в том, что священнослужители во Франции имеют доступ в средние школы, где они (в цивильной одежде) вместо уроков проводят беседы с учащимися.
Расписание же в начальной школе построено таким образом, что позволяет учащимся беспрепятственно получать религиозное образо-вание вне стен школы.
По мнению экспертов Комиссии по правам человека ООН, все отмеченное выше показывает, что в западноевропейских государствах, за исключением нескольких стран, где имеется государственная религия (Великобритания, Греция, Дания, Норвегия), имеют место скорее различные версии общей модели, чем различные модели29.
Представляет интерес опыт религиозного и нерелигиозного образования в Италии, где, как и в России с ее «исторической» православной церковью, имеется действующая на основе принципа суверенности от государства и пользующаяся определенными, предусмотренными не законом, а традицией, преимуществами Римско-католическая церковь.
Между правительством Италии и Ватиканом заключен конкордат, еще с шестью конфессиями заключены соглашения по образцу католического конкордата, и система религиозного образования в стране функционирует на основе этих соглашений.
Конкордат 1984 г.
предусматривает, что еженедельно два часа католический Катехизис должен изучаться в детсадах и начальной школе и один час в средней школе.
На университетском уровне какое-либо религиозное образование не осуществляется.
Государство несет полное финансовое бремя по обеспечению религиозного образования.
Каждый год при записи в школу ученики или их родители должны сообщать, намереваются ли они принимать участие в католических религиозных образовательных занятиях.
Если ученики уклоняются от таких занятий, они могут сосредоточиться на других предметах в течение обозначенного периода или же совсем уйти из школы на это время.
Преподаватели религиозного предмета назначаются государственными органами образования по определению епархиального епископа.
Они должны обладать удостоверениями об образовании, которые являются доказательством их квалификации в теологии и церковных дисциплинах.
Кроме того, они должны признаваться соответствующей властью церкви, обычно епархиальным епископом, который дает письменное подтверждение их квалификации.
Если это подтверждение не предоставляется, власти государственной школы могут не назначить катехизатора преподавателем.
Если подтверждение отзывается, преподаватель отстраняется от дальнейшей профессиональной деятельности на весь учебный год.
Итальянскую общественность не устраивает неравноправное положение церквей в сфере религиозного образования, и она настоятельно требует радикальной реформы всего 28 См.: Феррари С.
Церковь и государство в Западной Европе: Итальянская модель // Мировой опыт государственно-церковных отношений.
М., 1999.
С.112.
29 См.: Феррари С.
Церковь и государство в Западной Европе: Итальянская модель // Мировой опыт государственно-церковных отношений.
М., 1999.
С.114.
законодательства об образовании, равно как и закона, регулирующего отношения государства и церквей.
И несмотря на некоторое сходство в определенных аспектах церквей в Италии (католической) и в России (православной) итальянский опыт религиозного обучения представляется малопригодным для России и в силу различия культурных традиций, и по той причине, что Италия не декларирует себя в качестве светского государства.
Обратимся теперь к Голландии.
Конституция Нидерландов гарантирует свободу образования.
При этом публичное образование предполагает уважение любой религии; различные образовательные документы обеспечивают уважение ценностей и традиций разных религий.
Вместе с тем целая серия судебных постановлений устанавливает, что обучение, носящее нерелигиозный (гуманисти-ческий) характер, предоставляется и субсидируется на тех же условиях, что и религиозное.
Частные школы финансируются государством при условии их соответствия определенным образовательным стандартам.
Около 60% начальных школ в стране частные (принадлежащие конфессиям).
С конца прошлого века существуют также конфессиональные университеты их создание оговорено определенными условиями, но и их деятельность финансируется государством30.
Несомненный интерес представляет система светского и религиозного образования в Германии.
В этой стране нет общего (единого) договора государства с религиозными объединениями; отдельные земли страны (Бавария, Баден-Вюртенберг, Нордхайм-Вестфален и др.) разработали и заключили свои локальные договоры с отдельными церквами, особенно в области школьного образования31.
Немецкая модель, основанная на правовой норме отделения церкви от светского государства, допускает кооперацию и совместную деятельность государства и религиозных объединений (церквей) во всех сферах, в том числе и в области образования.
Непосредственно образовательным вопросам преподавания религии посвящена ст.7 Конституции Германии.
Согласно этой статье, вся система школьного образования страны является государственной.
Урок религии в общественных школах, за исключе-нием специальных нерелигиозных (неконфессиональных) школ, является, в соответствии со ст.3 Конституции, обязательным предметом, равноценным другим предметам.
Однако родители либо полномочные опекуны вправе принимать решения по поводу посещения их ребенком уроков религии32.
На основании общих целей и задач, сформулированных в Конституции ФРГ, обучение и воспитание детей в общественных школах ведется на основе христианских образовательных ценностей.
Детей знакомят с христианскими догматами и с системами других религий и мировоззрений.
Уроки религии проводятся раздельно для представителей различных конфессий.
В религиозных школах обучение и воспитание детей в духе католической или евангелической веры или другого религиозного сообщества ведется согласно основ-ным принципам данного религиозного мировоззрения33.
В школах, стоящих вне религии, преподавание религии и мировоззрения не ведется; они решают стоящие перед ними задачи по воспитанию и обучению на основе общечеловеческих ценностей.
В целом, западноевропейская модель религиозного и светского образования характеризуется следующими особенностями: 1.
Возможностью освобождения от уроков религии неверующих учеников.
2.
Введением для неверующих учеников параллельного предмета, нейтрального по отношению к религии.
Чаще всего такими предметами бывают этика, история религии, религии мира и т.д.
Не посещающие уроки религии ученики обязаны посещать уроки по указанным неконфессиональным дисциплинам.
3.
Гарантированием в школе уроков религии для детей, придер-живающихся любых признаваемых государством исповеданий, при наличии в классе определенного количества учеников, представляющих ту или иную конфессию.
В большинстве земель Германии таких учеников должно быть не менее двенадцати, в Финляндии не менее трех34.
30 См.: Бийсбервельд С.
ван.
Свобода религии в Нидерландах // Мировой опыт государственно-церковных отношений.
М., 1999.
С.
142.
31 См.: Мирошникова Е.М.
Конституционно-правовой механизм государ-ственно-церковных отношений в ФРГ // Мировой опыт государственно-церковных отношений.
М., 1999.
С.93.
32 См.: Костикова М.Н., Кудрина Т.А.
Государственно-церковные отношения в области образования в Германии // Там же.
С.
271-272.
33 См.: Костикова М.Н., Кудрина Т.А.
Государственно-церковные отношения в области образования в Германии // Там же.
С.275.
34 См.: Nauczanie religii w panstwie demokratycznym.
Lublin, 1991.
S.99.
Близкой по ряду параметров к российской системе светского и религиозного образования является модель образования США.
Право родителей, опекунов и религиозных объединений обеспечивать религиозное обучение детей и подростков здесь защищено консти-туционно.
Однако роль государства в обеспечении такого образования или в способствовании ему строго ограничена.
Религи-озное обучение в начальной и средней школах США и в помещениях государственных школ запрещено.
Запрещены такое обучение и какая-либо пропаганда религии и в высших учебных заведениях.
Согласно закону, религиозное обучение может осуществляться только в свободное от учебы время и вне каких-либо государственных и муниципальных помещений.
Верховный суд США запретил практику молитвенных собраний или чтение Библии как части обычного учебного плана, хотя курс «Библия как литературный источник» был признан допустимым.
Специальные комиссии департаментов образования различных штатов строго пресекают любые попытки клерикализации государственной школьной и вузовской систем образования35.
Восточноевропейская (постсоциалистическая) модель образования пока еще находится в стадии формирования, и о ней как о чем-то едином целом можно говорить только условно.
Хотя все восточноевропейские государства декларируют себя в качестве светских, в ряде из них -преимущественно с преобладанием католического населения (Польша, Словакия, Хорватия) -наблюдаются довольно сильные клерикальные тенденции.
В частности, в Польше это выражается в том, что выведенные за пределы школы в 1961 г.
уроки катехизиса в 1990 г.
вновь были включены в программы государственных школ.
С этого же времени польское государство стало субсидировать три высших католических учебных заведения, придав им статус государственных вузов.
Подобные тенденции наблюдаются в Хорватии и Словакии.
В тех восточноевропейских странах, где сильны традиции протестантизма (например, в Чехии), процесс образования не подвергся клерикализации и де-факто остается светским.
По-прежнему сильны традиции светского образования в государст-венных учебных заведениях в странах с большинством православного населения в Румынии и Югославии36.
Во всех странах СНГ школа отделена от церкви.
Государственная система образования в них носит светский характер.
Школьное и вузовское образование здесь не преследует цели формирования того или иного отношения к религии37.
Религиозным организациям предоставлено право свободно обучать религии вне стен государственных образовательных и воспитательных заведений детей и взрослых, открывать свои учебные заведения для подготовки кадров.
Граждане, обучающиеся в средних и высших учебных заведениях, пользуются теми же правами и льготами, что и учащиеся государственных учебных заведений.
Несколько по-другому регламентируется система религиозного образования в странах Балтии.
По сравнению с Россией, Украиной, Беларусью, Молдовой и другими постсоветскими республиками, религия в странах Балтии играет большую роль в различных общественных сферах, в том числе и в области образования.
Это зафиксировано в законах стран Балтии.
Так, в ст.9 Закона Литовской Республики «О религиозных общинах и сообществах» говорится: «Религиозные предметы могут преподаваться в молельных домах, в государственных и негосударственных учебных и воспитательных учреждениях, а также других помещениях и местах».
В государст-венных образовательных учреждениях Литвы, Латвии и Эстонии по желанию родителей и опекунов могут преподаваться религиозные предметы традиционных и других признанных этими государствами религиозных общин и сообществ.
Государства признают также преподавание религии традиционных и других признанных религиозных общин и сообществ в конфессиональных учебных заведениях (в воскресных школах этих конфессий либо учебных группах) при условии регистрации программ преподавания религи-озных предметов в министерствах образования и науки и при предос-тавлении документов, подтверждающих квалификацию учителей.
Анализ мирового опыта развития светского и религиозного образования позволяет сделать некоторые выводы.
35 См.: Коул Д.
Свобода религии: Модель США // Мировой опыт государственно-церковных отношений.
М., 1999.
С.42-43.
36 См.: Овсиенко Ф.Г.
Взаимоотношения государства и церкви в странах Восточной Европы // Мировой опыт государственно-церковных отношений.
М., 1999.
С.154-190.
37 См.: Баширов Л.А.
Конституционно-правовая база государственно-церковных отношений в странах Балтии и СНГ // Мировой опыт государственно-церковных отношений.
М., 1999.
С.200-220.
1.
Образование в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской Федерации должно оставаться светским, ибо таковым оно является в подавляющем большинстве демократических государств.
2.
Процесс развития и совершенствования светского и религиозного образования должен опираться прежде всего на отечественные традиции и лишь затем на зарубежный опыт.
Дело в том, что далеко не все (даже, казалось бы, положительные) черты зарубежных систем светского и религиозного образования смогут прижиться на российском почве в силу исторического своеобразия веками складывавшихся в России традиций.
3.
Несомненно, как и в подавляющем большинстве демократических государств (Франция, США и др.), в России богословские дисциплины должны преподаваться по-прежнему вне стен государственных и муниципальных образовательных учреж-дений.
Нельзя включать в учебные планы изучение религиозных дисциплин («теология», «Закон Божий» и т.д.) под видом дисциплин по изучению православной культуры, основ православной этики и других, тем более осуществлять преподавание этих дисциплин лицами духовного звания.
Религиозное образование должно осуществляться прежде всего в конфессиональных учреждениях, исключительно в порядке и в местах, предусмотренных для этого законодательством.
Государственные институты (министерства) не могут и не должны осуществлять подготовку профессиональных теологов в государственных образовательных учреждениях и включать в номенклатуру специальностей дисциплины теологичес-кого профиля, ибо подобная практика имеет место лишь в странах с государственной религией.
Методологические основы изучения истории и современного состояния религий в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.
Основные принципы преподавания религиоведческих знаний Одним из основных требований изучения истории и современного состояния религий сегодня является преодоление навязывавшихся до недавнего времени отечественному религиоведению идеологических постулатов.
К числу таких постулатов относится, в частности, принцип партийности.
Суть данного принципа сводится к тому, что при изложении программного материала школьный учитель или вузовский преподаватель должны показывать ложность и вред любых попыток «примирить» научное и религиозное миропонимания, религиозные социальные доктрины и социальную программу коммунистической партии, коммунисти-ческую и религиозную мораль.
Согласно этому принципу, всякий идеологический «нейтрализм» в вопросах отношения к религии несовместим с активной жизненной позицией человека, а подлинная наука о религии не может существовать вне критики, направленной против религии.
В этом контексте и принцип историзма сводился в основном к обязательному выявлению реакционных социальных интересов и устремлений, стоящих за теми либо иными религиозными идеями.
Изучение религии в советских школах и вузах предполагало обязательные выходы в теорию и практику атеистичес-кого воспитания.
Цель этого воспитания состояла в формировании у школьников, студентов, представителей других демографических групп атеистических убеждений.
Атеистическое воспитание учащейся молодежи в школах и вузах считалось особенно важным, поскольку именно оно должно было играть решающую роль в перекрытии каналов воспроизводства религии в новых поколениях.
Сегодня можно констатировать, что навязываемые в недавнем прошлом сверху отечественному религиоведению идеологические установки успешно преодолеваются.
Основными принципами современного светского (академического) религиоведения являются: объективность, деидеологичностъ, историзм, внеконфессиональность, толерантность, системность, полиметодичностъ.
Современное светское религиоведение вовсе не враждебная религии дисциплина.
В отличие от богословского религиоведения, имеющего апологети-ческую конфессиональную направленность, оно привержено принципу нейтральности в отношении религии.
Академическое религиоведение исходит из того, что научное знание является объективным и отличается этим от оценочного, идеологического, нацеленного на то, чтобы нарисовать либо позитивный, либо негативный образ религии.
Наука о религии не берет на себя функции ее защиты или, наоборот, критики, отрицания, поскольку научное знание о религии само по себе не является ни религиозным, ни антирелигиозным.
По этой причине задача школьного учителя или вузовского преподавателя не совпадает с теми задачами, которые ставят перед собой религиозный проповедник или атеистический критик религии.
В связи с отмеченным выше следует признать несостоятельной нередко выдвигаемую идею, согласно которой в школе либо в вузе курсы «Религиоведение», «Из истории религий», «Мировые религии» и другие лучше прочитают церковные и околоцерковные специалисты.
Необходимо учитывать, что у преподавателя религиоведческих дисциплин наряду с эрудированностью, мастерством должна присутствовать и объективность, научная беспристрастность в освещении реалий религии.
Преподаватель может быть верующим или неверующим, но курсы «Религиоведение» или же «Из истории религий» не должны расходиться с принципом светского характера образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.
Одним из методологических принципов преподавания религиоведческих знаний является принцип рассмотрения религии в контексте развития духовной культуры.
Требование конкретно-исторического рассмотрения предмета исследования применительно к религии обусловлено тем, что любые попытки ее объяснения вне культурного и исторического контекста дают искаженный образ как самой религии, так и культуры и истории человечества.
История религии часть всеобщей истории человечества, и только историческое понимание религии на фоне совокупности объектив-ных процессов общественного развития (в области политики, экономики, науки, морали и т.д.) позволяет установить закономерности развития самой религии.
В процессе изучения религии и ее истории важно учитывать, что религиоведение более непосредственно и тесно, чем, например, философия, связано с рядом частных наук.
Многие темы религио-ведения (например, «Религия как социальное явление», «Современные религии» и др.) предполагают обязательное привле-чение значительного исторического, этнологического, социологичес-кого материала.
С точки зрения изложения эта особенность религиоведения создает реальную возможность для преподавателя постоянно использовать конкретные факты, опираться на исторические и иные источники, позволяет сделать изложение ярким, запоминающимся, доступным, заинтересовать школьников и студентов, многие из которых с трудом осваивают религиоведение на уровне философских абстракций.
Но увлечение яркими фактами и примерами не должно мешать вариативным теоретическим выводам и обобщениям, которые играют важнейшую роль в возможности мировоззренческого выбора школьников и студентов.
Наибольшую трудность в процессе преподавания религиове-дения представляет проблема изложения материала в духе толерант-ности, диалога религиозных и нерелигиозных мировоззрений.
Религиозное мировоззрение в настоящее время является наиболее распространенным типом мировоззрения в мире.
Оно демонстрирует чрезвычайно эффективное взаимодействие двух мировоззренческих уровней обыденного и теоретического, а благодаря своей образно-наглядной форме оказывается доступным для широких масс населения.
Главным способом усвоения религиозного мировоззрения выступает вера, воспринимаемая от предшествующих поколений и опирающаяся на личный опыт человека.
А практика культовых действий располагает механизмами подкрепления и формирования этой веры применительно к особенностям обыденного сознания.
Между различными видами мировоззрений религиозным и нерелигиозным и их представителями могут складываться разные отношения от открыто враждебных, нетерпимых до лояльных.
В современных условиях нарастает осознание того, что над всеми жителями Земли, независимо от мировоззренческих различий, нависла общая угроза гибели от возможной экологической катастрофы, а отвести эту угрозу можно только совместными усилиями верующих и неверующих.
Путь насильственного решения споров, в том числе мировоззренческих, в условиях современного развития становится недопустимым.
Общей основой диалога религиозных и нерелигиозных мировоззрений могут служить принципы гуманизма, интересы человека.
Признание того, что высшей ценностью для человека является человек, может и должно служить основой диалога любых мировоззрений.
В то же время в процессе преподавания религиоведения важно показать, что диалог не предполагает нивелирования или отказа от различий.
Наоборот, понимание этих различий, в том числе и принципиальных, их глубокое знание, неискаженное видение есть одно из условий корректного диалога.
Например, хотя вопросы человеческого бытия в религиозных и нерелигиозных мировоз-зрениях решаются по-разному, в реальной жизни более важными оказываются их конкретные трактовки, практические следствия применительно к жизненным ситуациям.
Принципиальный конфликт в этом вопросе снимается тем, что в аксиологическом (ценностном) аспекте, в частности, применительно к улучшению условий жизни людей, позиции приверженцев религиозных и нерелигиозных мировоззрений сближаются.
Различия религиозного и нерелигиозного мировоззрений лежат также в плоскости понимания соотношения веры и разума.
Эта сложная проблема представлена в двух предложенных Министер-ством образования РФ государственных стандартах высшего профессионального образования по специальностям «теология» (020 500) и «религиоведение» (специальность 022 200).
В обоих стандартах имеются блоки (дисциплины) «Наука и религия».
Однако если в блоке религиоведения (ОПД.Ф.07) соотношение науки и религии выглядит как «конфликты науки и религии; от конфликтов к диалогу», то в блоке теологии (ОПД.Ф.05) как «вера и разум; синтез веры и знания в составе мировоззрения».
Таким образом, два разных решения вопроса создают существенную методологическую труд-ность в преподавании религиоведческих знаний, поскольку в одном случае речь идет о сосуществовании науки и религии, несмотря на конфликтный характер их взаимоотношений, а в другом об их синтезе в составе мировоззрения.
Современное академическое религиоведение в решении данного вопроса исходит из того, что исторически философский и научный рационализм, сосредоточивая внимание на доказательствах преимуществ разума перед верой (теология, напротив, веры перед разумом), зачастую фактически выносил изучение социально-психологического феномена веры за пределы научного исследования.
В настоящее время обозначается тенденция к нахождению взаимодействия, а не противопоставления веры и разума в рамках и религиозного, и нерелигиозного мировоззрения.
Не отказываясь от исходных принципов, теологи отдают должное достижениям человеческого разума в тех областях науки, которые способствуют улучшению жизни людей.
Представители же академического религиоведения все активнее осмысливают значение веры как социально-психологического феномена, признают, что принци-пиальные теоретические положения мировоззрения на уровне обыденного сознания становятся в первую очередь предметом веры или неверия, а не рационального обоснования.
Иными словами, возможность и пределы диалога определяются тем, как религиозные и нерелигиозные мировоззрения отражают один и тот же реально существующий мир, в какой степени они ориентированы на интересы и благополучие человека.
Проблемы преподавания знаний о религии в общеобразовательных школах, высших учебных заведениях и системе переподготовки и повышения квалификации государственных служащих Российской Федерации История России сохранила в основном две модели государ-ственно-церковных отношений в области образования и воспитания.
До 1917 г.
практически осуществлялось всеобщее религиозное образование и воспитание: преподавалось православие в качестве государственной религии; религиозное образование осуществлялось церковью в светской школе посредством преподавания православ-ными священниками «Закона Божия».
До 1993 г.
в школе повсеместно и обязательно осуществлялось атеистическое образование и воспитание.
При этом атеизм препода-вался не столько как феномен культуры, сколько в идеологизи-рованной форме, какую он приобрел в качестве составной части марксизма-ленинизма, государственной и партийной идеологии.
В настоящее время политика в сфере образования определяется законодательством о свободе совести.
Последнее обстоятельство представляется крайне важным, поскольку законодательство может быть реализовано в полной мере лишь в случае обеспечения ряда условий, исключающих насилие над чужой или собственной совестью в выборе религиозных или иных убеждений мировоз-зренческого характера.
Очевидность этого неоспорима в отношении детей и молодежи, которых легко сломать, но нельзя оптимально сориентировать в вопросах религии и веры.
К числу оптимальных условий относятся: а) наличие взвешенных, непротиворечивых, имеющих практические механизмы реализации государственно-правовых установлений; б) понимание и поддержка вопросов религиоведческого образования со стороны общественного мнения; в) ответственная и конструктивная позиция субъектов образовательного процесса.
Проблема реализации свободы совести в сфере образования предмет общей заботы страны, государства, семьи, всего общества, предмет всеобщего интереса и всеобщей ответственности, в том числе ответственности конфессий.
Она не должна решаться в ключе противоборства двух или нескольких сил, при которой одна выступает с позиций светского характера образования, а другая так или иначе обосновывает необходимость религиозного образования и воспитания и внедряет его в разных формах.
Проблема реализации свободы совести в сфере образования вовсе не сводится к одному можно или нельзя, следует или не следует преподавать религию («Закон Божий», Коран, Библию) в государственной общеобразова-тельной или специальной школе.
Вопрос не сводится только к данной альтернативе.
Одна из трудностей связана с тем, что российское общество сегодня не выработало убедительной системы приоритетов и ориентиров не только в решении, но и в постановке вопроса «система образования и религия».
Слаба, недостаточна, противоречива его правовая база.
Все сводится к декларированию светского характера образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, к недопущению создания и деятельности в них религиозных, политических образований и движений.
Однако сегодня уже достигнуто понимание, что знания о религиях, об использовании их воспитательного потенциала одна из общественных проблем, в решение которой могут и должны внести свой вклад и школа, и государство, и церковь.
Каждая из них при этом решает данную проблему по-своему, преследует разные цели и использует разные средства, обращаясь к различным аудиториям.
А.
Проблемы преподавания религиоведения в общеобразова-тельной школе.
На основе анализа существующей практики становится очевидным, что вопрос о том, преподавать или не преподавать знания о религиях в государственной и муниципальной школе, уже решен положительно.
При этом речь идет о религии как части культуры, а не о вероучительной дисциплине.
Задача школы — давать учащимся религиоведческие знания в качестве неотъемлемого компонента гуманитарного знания.
Владеть этими знаниями должен каждый человек вне зависимости от того, какую религию он исповедует или не исповедует никакой.
Отсюда первая задача религиоведческого образования в школе не мировоззренческая ориентация личности, а помощь ей в практическом определении ее места в реальной жизни современного общества.
В этом состоит отличие религиоведческого образования, базирующегося на данных гуманитарных наук, от конфессионального обучения религии.
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
Изучение религии как социокультурного феномена является неотъемлемым компонентом социальной науки и гуманитарного образования.
Религия выступает в качестве предмета научного исследования наряду с другими сферами жизни общества политикой, правом, экономикой и т.п.
Она рассматривается как составная часть культуры в ее связи и взаимодействии с другими областями жизнедеятельности человека: как и какой образ действительности складывается в религиозном сознании в разные исторические эпохи; как религии объясняют мир, каким образом эти объяснения влияют на способы деятельности и образ жизни людей; какие нормы поведения они обосновывают, какие обязательства накладывают и т.д.
Научное знание о религии является объективным в отличие от идеологически-оценочной ее интерпретации, направленной на то, чтобы стимулировать позитивное или негативное отношение к религии.
В отличие от научного знания личное отношение к религии не может быть нейтральным, поскольку всегда означает некую позицию, включая и позицию религиозного индифферентизма, свободомыслия.
Религиоведческое образование в школе как преподавание научных знаний о религии не ставит перед собой непосредственно задачу выработки мировоззренческой установки в отношении религии.
Вопрос учителя: «Что ты знаешь о религии?», обращенный к ученику, правомерен в рамках учебного процесса и отношений между учеником и учителем с точки зрения учительской профессиональной этики, поскольку лежит вне той плоскости, в которой может возникнуть ситуация насилия над совестью.
Учитель вправе требовать от ученика знаний, носящих объективный характер.
Но он не вправе требовать, чтобы ученик разделял его или чье-то другое отношение к религии.
Священнику право исповедовать принадлежит «по должности», учителю нет; он должен его завоевать сам, лично.
Задачи школьного преподавателя религиоведения иные, нежели те, которые преследует религиозный проповедник или атеистический критик религии.
Его цель -не обращение в ту или иную веру или отвержение от религии, а объяснение происходившего или происходящего в мире с точки зрения последних достижений науки, причем науку не следует смешивать с идеологией.
Цели религиоведческого образования в государственной и муниципальной школе заключаются в том, чтобы способствовать, в том числе посредством изучения многообразных форм религиозной жизни, расширению знаний о человеке и обществе, формированию гражданского сознания и правосознания по вопросам, касающимся религии, отношений между государством и церковью, нацией и религией, политикой и религиозной моралью и т.п.; содействовать повышению культуры повседневного общения, воспитанию терпимости к инакомыслию и т.д.
Применительно к религиоведческому образованию в школе особо острой представляется проблема квалификации и психологи-ческой готовности педагогов к работе в новых условиях.
1.
От учителя помимо профессиональной компетентности требуется этическая добросовестность.
Он может быть религиозным или нерелигиозным человеком, но он не должен использовать преподавание в целях обращения учащихся в свою веру.
2.
От учителя требуется умение находить и соблюдать границу между научным знанием и его мировоззренческой интерпретацией.
Это важно для того, чтобы религиоведческое образование в школе было построено в духе межрелигиозного и шире межкультурного диалога, способствовало взаимопониманию на основе «общего знания», преодолению отчуждения на почве нетерпимости, страха перед чужим и неведомым иноверием.
Таким образом речь идет об этической наполненности религиоведческого образования в школе, определяемой понятиями толерантности, прав человека, ребенка и т.п.
Подобное понимание существа религиоведческого образования полезно не только личности, государству, но и церкви, поскольку речь идет и о религиозном просвещении, т.е.
об информационно-познавательном компоненте знания.
Очевидно, что могут быть найдены точки соприкосновения общества, государства, религиозных объединений в вопросах образования, если они имеют в виду исходить из интересов ребенка, подростка, юноши, которых школа должна вооружить знаниями, подготовить к жизни.
Естественно, такое сотрудничество предполагает определенные компромиссы со стороны его участников.
Известно, что у государства и церкви при всем несовпадении их интересов есть общее поле деятельности.
Это прежде всего интеграция общества с учетом его многонациональной и многоконфессиональной структуры; это проблема общественного согласия и толерантности и в то же время нетерпимости к нетерпимому, в частности к злоупотреблению религией в политических целях, фундаменталистским тенденциям, принесению свободы личности в жертву ложно понятому единству; проблема компетентности общества и власти в оценке религиозного фактора, его роли и места в историческом процессе, в истории нации и культуры, в его возможностях содействовать консолидации и оздоровлению современного российского общества.
Только на такой основе становится возможным не взаимное игнорирование или конфронтация во имя установления «единовластия» (богословия или религиоведения), а конструктивное взаимодействие светской и богословской педагогики в решении вопросов дидактики, совместного понимания секуляризации.
На этой основе возможно создание учебных пособий и учебников, например, по истории религий в России.
В этом смысле нуждается в серьезной перестройке и организация научных исследований в области религиоведения, которое не является, как думают некоторые, «замаскированным атеизмом».
В России религиоведение опирается на мощные традиции свободомыслия, вольнодумства, на богатое наследие в области истории религии, в том числе и церковной, на богатство этнографии, религиозной философии, культурологии.
Религиоведение привлекает к себе не только научный, но и более широкий общественный интерес.
Преподавание религиоведения в школе, если его оценивать под этим углом зрения, будет способствовать утверждению в россий-ском обществе нравственных ценностей, признанию прав человека и толерантности не только как правовой нормы, но и как этической добродетели, преодолению розни и последствий модернизации общества, требующих адекватных шагов и в области образования.
Разработка государственного образовательного стандарта по предмету «Религиоведение» для общеобразовательной школы необходима не на региональном, а, скорее, на федеральном уровне.
Не менее важна детальная проработка правовых аспектов преподавания религиоведения в школе, которые должны определить, что дело школы давать учащимся знания о религии, но не «обучать религии»; что можно и нужно преподавать знания о любой религии, но нельзя при этом принижать какую-либо из них, возвышая другую и т.д.
Свобода совести и права человека -это не то, что начинает существовать за порогом школы, это те ценности и нормы, которые утверждаются в значительной мере благодаря школе и в самой школьной жизни.
Обобщая анализ проблем преподавания знаний о религиях в государственной и муниципальной общеобразовательной школах, обратим внимание на несколько следующих моментов.
Во-первых, чтобы государство могло гарантировать религиозную терпимость и оставаться верным конституционным принципам, оно должно быть нейтральным по отношению к различным религиям, не должно поощрять ни верующих, ни неверующих, быть враждебно настроенным по отношению к религии как таковой.
Государственные и муниципальные школы не должны игнорировать роль и место религии в истории наций и народов, страны в целом.
Во-вторых, государственная программа для общеобразователь-ных школ не должна составляться таким образом, чтобы насаждать или запрещать религиозные верования, ибо учителя должны ясно понимать разницу между преподаванием сведений о религии и религиозным (конфессиональным) образованием.
Для реализации данного положения целесообразно использовать следующие правила: 1.
Отношение школы к религии должно быть познавательным и нерелигиозным.
2.
Школа может стремиться к тому, чтобы учащиеся получали знания о религии, но не должна принуждать их к принятию какой-либо религии.
3.
Школа может способствовать изучению религии, но не должна поддерживать практикование религии (ритуалы, богослу-жения и т.п.).
4.
Школа может открывать ученикам разнообразие религиоз-ных взглядов, но не может навязывать ни одного из них.
5.
Школа может давать знания о религии, но не должна пропагандировать или отрицать ее.
6.
Школа может информировать учеников о различных верованиях, но не должна убеждать их придерживаться какого-то определенного верования.
В-третьих, изучение религии целесообразно включать в контекст различных образовательных предметов.
В начальной школе это могут быть беседы о семье, о различных культурах и праздниках.
Для учеников старших классов эти темы раскрываются на уроках истории, литературы, специальных уроках по религиоведению.
Но в любом случае разговоры о религии не должны затрагивать чувства детей разных вероисповеданий: каждый из них должен чувствовать себя комфортно при обсуждении вопросов религии.
В-четвертых, содержание образования в государственной и муниципальной школах должно быть основано на гражданских ценностях.
И в этом смысле преподавание знаний о религии не есть то же самое, что преподавание религиозных ценностей.
Чтобы избежать этого, нецелесообразно приглашать для преподавания религии священнослужителей: это нарушает принцип равенства религий в обществе.
В-пятых, должно быть обеспечено разграничение отношений к религии школы и государства, с одной стороны, и преподавателя с другой.
Это трудно, так как верующий учитель должен обеспечить нейтралитет в отношении религии и собственных мировоззренческих установок.
Итак, главная цель государственной и муниципальной школ -широкое и всестороннее образование, соответствующее современ-ным стандартам, привитие ученикам религиозной терпимости, глубоких знаний об истории своей страны, ее культуры и религии как составной части и истории, и культуры.
В процессе преподавания знаний о религии школа реализует социальную (формирует толерант-ность в обществе) и культурную (обеспечивает диалог религий и культур, ценностей, норм и обычаев разных народов) цели, удовлетворяет духовные и психические потребности учащихся, не стремясь при этом обратить их в ту или иную веру.
Сообщение знаний о религии и обучение гражданским ценностям в светских государственных школах не должно сеять раздор между учащимися.
Школа не должна уделять предпочти-тельного внимания какой-то одной религии.
Религия должна преподаваться таким образом, чтобы ни один учащийся, независимо от его национальности и вероисповедания родителей, никогда не почувствовал себя ущемленным.
Важно воспитывать учащегося так, чтобы он чувствовал уважение к религиозным взглядам одноклас-сников вне зависимости от того, являются ли они взглядами большинства или меньшинства.
Только в этом случае можно надеяться на формирование многонационального и многоконфессионального общества, основанного на принципах мира, дружбы, взаимопомощи и согласия.
Б.
Проблемы преподавания религиоведения в высших учебных заведениях.
Начало систематического изучения религии в высшей школе советского периода связано с введением курса «Основы научного атеизма».
Его преподавание началось в 1964/1965 учебном году в качестве обязательного предмета в университетах, педагогических, медицинских, сельскохозяйственных, библиотеч-ных, культурно-просветительских учреждениях.
В ряде вузов «Основы научного атеизма» получили статус факультативного курса.
Особое внимание в советский период обращалось на преподавание научного атеизма в университетах, готовивших научных работников и преподавателей вузов, поскольку именно выпускникам этих учебных заведений предстояло впоследствии стать пропагандистами этого предмета.
Правда, преувеличивать значение и массовый характер распространения такой общественной дисцип-лины, как «Основы научного атеизма», не стоит, поскольку, к примеру, с момента ее включения в вузовские программы с середины 60-х годов в огромном регионе Сибири и Дальнего Востока, где сосредоточено немало вузов, не было создано ни одной соответствующей кафедры38.
Демократические преобразования последних лет, утверждение законодательных гарантий свободы совести обусловили значитель-ные перемены в преподавании общественных наук в вузах.
Законодательство гарантировало студентам и преподавателям защиту от давления религии и атеизма, предоставив им право на плюрализм мировоззренческих взглядов и убеждений.
В вузах страны появился предмет «Религиоведение», содержание которого, согласно Госстан-дарту Министерства образования РФ, было свободно от каких-либо идеологических предпочтений; оно должно было обеспечивать формирование не того или иного мировоззрения, а адекватной современному уровню знаний картины мира.
Но введение в образо-вание религиоведения сопровождается определенными издержками.
Так, в ряду особенностей сегодняшнего интереса к религиозной тематике в вузах подчас наблюдается массовое распространение теософских и антропософских теорий, крайне поверхностных интерпретаций религии.
Явственно обозначается потребность в специалистах, профессиональный уровень которых позволял бы раскрывать проблемы современного религиоведения на основе принципов объективности, историзма, толерантности и внеконфес-сиональности, «поддерживать планку» восприятия вопросов религии на уровне, достойном цивилизованного общества.
Подготовленные и рекомендованные Министерством образования РФ в 2000 г.
для вузов проекты государственных образовательных стандартов по специальностям «религиоведение» и «теология» внесли серьезный разлад в содержание преподавания деидеологизированной науки о религии.
Но проблема заключается в том, что введение специальности «теология», предполагающее подготовку богословов для преподавания теологических предметов в государственных и муниципальных образовательных учреждениях (см.
«Общая характеристика специальности 020 500 теология», п.1.3.3), противоречит ст.14 Конституции Российской Федерации, согласно которой «Российская Федерация светское государство», а также ст.2 (п.4) Закона РФ «Об образовании», подчеркивающей, что государственная политика в области образования «носит светский характер в государственных и муниципальных образовательных учреждениях».
Не отрицая необходимость изучения в светских, в том числе государственных, образовательных учреждениях религиозно-позна-вательных, религиоведческих и религиозно-философских дисциплин, следует отметить, что «теология» (синоним «богословие») не относится к вышеназванным предметам.
Теология есть не просто знание о Боге, а система обоснования учения (православного, католического, протестантского и т.д.) о Боге и его атрибутах, религиозной морали, канонических нормах церковной жизни и т.д.
Введение данной дисциплины в светском вузе чревато межрелигиозными конфликтами в силу того, что теология всегда носит конкретный мировоззренческо-конфессиональный характер (православная, католическая и т.д.).
В отличие от таких частных дисциплин, как догматическое богословие, нравственное, пастырское, основное и др., 38 См.: Преподавание научного атеизма в вузе: Науч.-метод.
пособие.
М., 1988.
С.22.
она содержит в себе также сравнительное (обличительное по отношению к иным конфессиям) богословие.
Проблема усугубляется еще и тем, что предлагаемая программа по теологии значительный упор делает на православии.
Не учитывается, что теология отличается от светского религиоведения, которое изучает закономерности развития и функционирования религии, ее строение и различные компоненты (в том числе теологию), взаимосвязь и взаимодействие религии и других областей культуры.
В отличие от конфессионально ориентированной теологии светское (академическое) религиоведение занимает в отношении всех религий объективную и нейтральную позицию.
В предложенном Министерством образования стандарте просматривается несомненная тенденция к доминированию РПЦ.
Православию не только отводится ведущая роль в формировании духовной культуры, но и отдается предпочтение перед другими вероисповеданиями.
В результате общество рискует оказаться во власти утопической идеи спасительного единомыслия, которая губительна для образования и для культуры в целом.
Полагать, что вопросы духовного здоровья молодежи и всего общества можно решить внедрением очередной «единственно верной» идеологии, при всем уважении к православной культуре, значило бы отказаться от только что наметившегося перехода к цивилизованному граждан-скому обществу.
Попытки включения теологии в структуру вузовских программ вызывают возражения и по той причине, что религиоведение (в том числе и богословское) и теология не соотносительные и не дополняющие друг друга дисциплины.
Их соотношение, как и соотношение науки в целом и религии, это соотношение науки и мировоззрения, и в этом своем качестве они несоединимы, ибо обладают различной природой.
Согласно самим богословам, теологию необходимо воспринимать прежде всего как учение об источниках и содержании Божественного Откровения.
И хотя большинство современных теологических систем используют в своем истолковании Откровения различные формы рационального мышления, по своему исходному содержанию они являются иррационалис-тическими.
В рамках теологии как таковой научному мышлению отводится служебная герменевтическая (истолковательная) роль: оно только принимает и разъясняет Слово Божие.
По этой причине теология как учение о содержании Божественного Откровения не может составлять позитивного предмета научных исследований и претендовать на статус науки в собственном смысле слова.
Подготовка же специалистов в светских образовательных учреждениях может осуществляться лишь по научным специальнос-тям, к каковым специальность «теология» отнесена быть не может.
Государственный стандарт по специальности «теология» имеет право на существование в том смысле, что его принятие позволяет средним и высшим духовным учебным заведениям (в случае их аккредитации) выдавать своим выпускникам аттестаты и дипломы государственного образца, т.е.
их обладатели приравниваются к выпускникам светских средних и высших учебных заведений.
Однако введение специальности «теология» в структуру государственного высшего образования неприемлемо в принципе, поскольку это противоречит законодательству, утверждающему светский характер системы государственного и муниципального образования в России.
Следует отметить, что атака на светскую высшую школу началась еще в 1993 г., когда на волне эйфории так называемого религиозного возрождения впервые был разработан и келейно принят Министерством высшего образования стандарт по направлению «теология».
При этом замалчивается тот факт, что в университетах и других высших учебных заведениях России XVIII начала XX в.
не создавались специальные богословские факультеты или отделения, а отдельные дисциплины, имеющие отношение к церкви, составляли часть общегражданских курсов (например, на историко-филологи-ческих факультетах преподавалась история церкви, на юридических церковное право).
Изучение же богословия и теоретико-богословская разработка сосредотачивались в духовных школах.
Необходимость включения теологии в номенклатуру специальностей государственных вузов аргументируется разработ-чиками стандарта ссылками на востребованность в специалистах-теологах для осуществления профессиональной деятельности «в органах системы государственной власти, в общественных и религи-озных организациях, в СМИ, в учреждениях культуры, в группах социальной адаптации».
Однако известно, что работникам перечисленных выше категорий (за исключением, может быть, религиозных организаций) приходится по роду своей деятельности общаться с людьми самой разной конфессиональной принад-лежности и мировоззренческой ориентации.
Это значит, что они должны иметь широкий религиоведческий кругозор, обладать знаниями истории, вероучения, особенностей религиозной практики и социального служения не одной какой-либо, пусть даже и крупной, конфессии, а всех конфессий, бытующих среди населения России или конкретного региона и подходить к ним непредвзято.
Успешно решать эти задачи позволяет подготовка специалистов на основе существующего в настоящее время государственного стандарта по специальности «Религиоведение».
Кадры, подготовленные на узкоконфессиональной основе, не способны неангажированно и корректно решать вопросы, связанные с отношениями государственных органов и религиозных организаций разных конфессий, с межконфессиональными отношениями, отношениями между верующими и неверующими.
Это совершенно очевидно, так как в соответствии с требованиями к уровню подготовки специалиста-теолога последний должен «критически сопоставлять различные теологические системы и системы нерелигиозного мировоззрения», т.е.
в основу своей деятельности полагать не поиск консенсуса, а обличение инаковерия.
В стремлении включить теологию в структуру вузовского образования присутствует и еще один, как правило, скрываемый мотив: вытеснить преподавание религиоведения, изменить мировоз-зренческую парадигму общественных и гуманитарных дисциплин.
Десятилетиями при советской власти гуманитарные науки находились под прессом догматизированной марксистской докт-рины, которая сковывала их развитие.
Теперь, оказывается, необходимы введение религиозно ориентированных предметов и пересмотр всех учебных программ и учебных пособий под противоположным углом зрения.
Речь идет, по сути, о клерикализации государственной системы образования в России.
Сопоставляя программу специальности «теология» с программой действующей специальности «религиоведение», можно заключить, что последняя выгодно отличается от первой, ибо включает в себя практически все основные теологические проблемы, знание которых необходимо светскому человеку (не священно-служителю), а ее содержание более полно отражает различные аспекты религии и религиоведения.
Программа по теологии, во многом заимствуя или попросту копируя отдельные общепрофес-сиональные дисциплины из программы религиоведения (история религии, религиозная этика и аксиология, наука и религия, государственное законодательство о религии и др.), представляет собой лишь теологизированный вариант религиоведения.
Игнорируя такие важные разделы знания о религии, как феноменология религии, социология религии, психология религии и др., она существенно обедняет общий подход к изучению религии.
Сопоставление программ показывает, что действующая в качестве государственного образовательного стандарта специальность «религиоведение» в основном соответствует мировым стандартам, принятым в высших светских школах развитых стран, в то время как предлагаемая образовательная программа по специальности «теология» им не отвечает.
Поэтому именно светское (академическое) религиоведение, освобожденное от идеологических наслоений прошлого, должно представлять тот источник информации о религии, на который следует ориентироваться высшей школе России.
В.
Проблемы преподавания религиоведения в системе переподготовки и повышения квалификации государственных служащих Российской Федерации.
В последние годы все большую актуальность приобретает проблема поствузовского религиоведческого образо-вания.
Возросшая роль религии и церкви в жизни российского общества сделала профессионально необходимой религиоведческую подготовку для многих категорий государственных служащих, работников органов и учреждений культуры и образования, правоохранительных органов, средств массовой информации, производственных и коммерческих структур.
Особенно остро ощущают недостаток своей подготовки в области религиоведения учителя.
Не имеет специального религиоведческого высшего образования большинство государственных служащих, непосред-ственно ответственных в органах государственной и муниципальной власти за связи с религиозными организациями, хотя некоторый прогресс в этом отношении наблюдается, о чем свидетельствуют исследования кафедры религиоведения РАГС.
Изменения в уровне религиоведческой подготовки этой категории госслужащих произошли благодаря организации их обуче-ния в аспирантуре и на заочном поствузовском отделении при кафед-ре религиоведения РАГС.
С момента открытия кафедры в 1994 г.
на ней подготовлено и защищено 13 докторских и 31 кандидатских работ, дипломы о втором высшем образовании по специальности «государственное и муниципальное управление» со специализацией «государственно-церковные отношения» получили 58 специалистов, большая часть которых работает в государственных и муниципальных органах власти.
Таблица Уровень специальной подготовки специалистов органов государственной власти субъектов РФ по религиоведению (в %) Вид подготовки 1994 1998 2000 Имеют высшее образование по специальности «религиоведение и государственно-церковные отношения» 9 14 Окончили аспирантуру по данной специальности 6 12 13 Прошли обучение на курсах, семинарах 56 61 49 Изучали в вузе курсы «Основы религиоведения», «История и теория религии и нет нет атеизма», «Основы научного атеизма» данных данных 51 Самостоятельно изучали литературу по данной специальности 78 52 59 Не имеют подготовки в области религиоведения 14 12 1 Тем не менее большинство госслужащих, выполняющих обязанности по обеспечению связей органов власти всех уровней с религиозными организациями, не имеет высшего религиоведческого образования, что неизбежно сказывается на уровне их компе-тентности и качестве выполнения специфических обязанностей.
Особенно это характерно для регионального и муниципального уровней управления.
А если же учесть, что с проблемами взаимодействия с религиозными организациями и с необходимостью учитывать религиозный фактор в процессе выполнения служебных обязанностей сталкивается значительно более широкий круг госслужащих, включая работников министерств и ведомств, руково-дителей администраций и их заместителей, начальников департа-ментов, управлений, отделов, руководителей и работников органов культуры, образования, правоохранительных органов, командиров воинских частей и подразделений, то будет очевидно, что эту потребность можно удовлетворить только путем создания проду-манной, стройной и разветвленной системы религиоведческого образования, включая структуры дополнительного образования всех уровней.
Дополнительным аргументом в пользу создания такой системы является растущий интерес к религии, ее роли в истории и культуре в различных слоях и группах населения, у людей самых разных профессий и возрастов.
Этот интерес находит выражение в спросе на религиозную и религиоведческую литературу, посещениях экспозиций на темы религии в музеях и на выставках, экскурсиях и паломничествах к памятникам истории и культуры культового характера, участии в различных культурных мероприятиях, связанных с религиозной тематикой.
Система религиоведческого образования должна включать в себя: 1.
Факультеты, отделения, кафедры религиоведения в высших учебных заведениях, обеспечивающие: а) подготовку специалистов по специальности «религиоведение»; б) курс «Основы религиоведения» и такие религиоведческие дисциплины, как «История религий», «Философия религии», «Социология религии», «Психология религии», «Религия и культура», «Искусство и религия», «Государст-венно-церковные отношения», для студентов университетов, педагогических вузов, вузов, готовящих руководящий персонал для различных отраслей экономики и культуры, военных вузов; в) специальную подготовку и переподготовку по проблемам религио-ведения в институтах повышения квалификации, прежде всего для госслужащих и учителей; г) подготовку специалистов высшей квалификации (докторов и кандидатов наук) по специальности «религиоведение, философская антропология, философия культуры», а также по другим философским, социологическим, психологи-ческим, историческим и культурологическим специальностям, связанным с проблемами религиоведения.
2.
Учреждения дополнительного высшего образования, осуществляющие: а) подготовку специалистов со вторым высшим образованием по религиоведению; б) обучение на заочных и вечерних отделениях вузов по отдельным религиоведческим дисциплинам с получением соответствующего сертификата.
3.
Среднее специальное образование с обязательным или факультативным курсом «Религиоведение» («Религия и культура», «Искусство и религия», «Великие книги человечества» и т.д.).
4.
Общее среднее образование, включающее: а) предмет «Религиоведение»; б) факультативные предметы: «Религия в истории «человечества», «Культура и религия», «Искусство и религия», «Великие книги человечества» и т.п.; в) религиоведческую проблематику в курсах истории, литературы, географии, граждановедения и др.
Заключение.
Предложения по оптимизации политики обеспечения прав личности на свободу совести и по разграничению сфер ответственности государства и религиозных объединений в сфере образования Оптимизация ситуации в религиозном и религиоведческом образовании невозможна без учета таких трех важнейших аспектов, как правовой, культурно-идеологический и идентификация личности.
Относительно правового аспекта вопрос представляется предельно ясным: он зафиксирован в Конституции Российской Федерации и состоит в том, что Россия светское государство.
Следовательно, в государственной и муниципальной образователь-ной системе невозможно ни религиозное, ни атеистическое обучение.
Никакая религия в стране не может претендовать на положение государственной, главной или обязательной.
Все законодательство России 90-х годов однозначно отвечает на этот вопрос: «Государственная система образования и воспитания носит светский характер и не преследует цели формирования того или иного отношения к религии».
Содержание образования должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами, различными расовыми, национальными, этническими, религиозными и социальными группами; учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать ориентации обучаю-щихся на свободный выбор взглядов и убеждений.
Обилие в России традиционных религий и нетрадиционных культов, многообразие политических позиций, занимаемых представителями даже одного вероучения, только подчеркивают необходимость неукоснительного соблюдения конституционно-правовых основ организации системы учреждений государственного и муниципального образования Аспект культурно-идеологический имеет в основе своей общемировой процесс секуляризации общественной жизни, начавшийся еще на заре Нового времени.
Этот процесс носит объективный характер, и никакие ранние попытки остановить его не приводили к успеху.
Ни к чему хорошему не приведут и современные усилия свести проблемы духовного оздоровления общества к повышению уровня его религиозности.
Пока что они вели только к клерикализации государства, особенно заметно проявляющейся в области образования и культуры.
Для оптимального ответа на вопрос, преподавать ли знания о религии в государственных и муниципальных учебных заведениях разного типа, было бы целесообразно вывести его обсуждение за рамки идеологического противостояния (между госу-дарством и религиозными объединениями, конкурирующими религиоз-ными объединениями, между теистами и атеистами) и рассмотреть его социокультурные, этические, собственно педагогические аспекты.
Наконец, следует обратить внимание на необходимость обеспечения интересов и конституционных прав ребенка, на его свободу совести и вероисповедания (как и его родителей), имея в виду, что родители отдают детей в государственную или муници-пальную, а не в конфессиональную школу.
Для совершенствования религиоведческого образования целесообразно предпринять следующие меры: 1.
В государственной и муниципальной школе акцентировать внимание на углублении учебно-воспитательного процесса, актуали-зировать его гуманитарную составляющую.
2.
Активизировать усилия высшей школы по подготовке педагогов, имеющих глубокие гуманитарные знания, в том числе в области истории и культуры, а также навыки привлечения знаний о религии на школьных уроках.
3.
Оснастить учебно-воспитательный процесс в общеобразо-вательной школе актуальными учебными программами, учебными пособиями и учебниками, имея в виду, что содержание религиоведческого образования определяется в основном двумя источниками знаний: результатами академических исследований, проводимых научными центрами, университетами и т.п.; материалами, предостав-ляемыми различными религиозными объединениями.
Важно, чтобы эти материалы не содержали негативных интерпретаций других конфессий или предвзятых личных точек зрения.
Помощь Министерству образования и местным органам образования могут оказать экспертные группы специалистов, состоящих из ученых-религиоведов, учителей, общественных деятелей.
Существенную роль могут сыграть также средства массовой информации, в частности телевидение, которое могло бы возобновить учебное вещание, в том числе по проблемам религиоведения.
4.
Совершенствование религиоведческого образования невоз-можно без проведения фундаментальных научных исследований, выполняемых институтами науки и образования.
Список литературы 1.
Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.
М., 1994.
2.
Об образовании.
Закон Российской Федерации от 10 июля 1992 г.
№ 3266-1 в редакции от 31 января 1996 г.
// Собрание законодательства Российской Федерации.
М., 1999.
№ 3.
Ст.3.
3.
Об общественных объединениях: Федеральный закон от 19 мая 1995 г.
№ 82-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации.
М., 1996.
Ст.145.
4.
Об основах государственной службы Российской Федерации: Федеральный закон от 31 июля 1995 г.
№ 119-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации.
М., 1995.
№ 31.
Ст.2990.
5.
О свободе вероисповеданий: Закон РСФСР от 25 октября 1990 г.
№ 267-1 // Ведомости съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР.
М., 1990.
№21.
Ст.240.
6.
О свободе совести и о религиозных объединениях: Федеральный закон от 26 сентября 1997 г.
№ 125-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации.
М., 1997.
№ 39.
Ст.4465.
7.
Конституции государств Восточной Европы: Учебное и справочное пособие.
М., 1996.
8.
Конституции государств Центральной и Восточной Европы.
М., 1997.
9.
Конституции государств Западной Европы.
М., 1997.
10.
Права человека в истории человечества и в современном мире.
М., 1989.
11.
Религия и права человека: На пути к свободе совести.
М., 1996.
Вып.3.
Раздел II ФИЛОСОФСКО-РЕЛИГИОЗНЫЕ АСПЕКТЫ ОБРАЗОВАНИЯ РОРТИ А.О.
ГОСПОДСТВУЮЩАЯ ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ RORTY A.O.
The ruling history of education//J.
of the Encyclopedia of philosophy of education.
San Paolo, 1999.
N 1.
http://www.educacao.pro.br/ ruling history of education.
Философы всегда стремились повлиять на то, как люди думают, действуют и взаимодействуют друг с другом, всегда стремились быть последними воспитателями человечества, пишет Амелия Оксенберг Рорти (Brandeis university).
Изучение философии должно было освободить человека от иллюзий, направить на те виды деятельности (общественная жизнь, созерцание божественного миропорядка, научный прогресс или творчество), которые более всего пристали его природе.
Эту педагогическую направленность в скрытом виде сохраняет даже чистая философия метафизика и логика.
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
Естественно поэтому, что философская рефлексия от Платона до Дж.Дьюи была направлена прежде всего на воспитание правителей, тех, кто должен был сохранять и передавать или, наоборот, давать новое направление и трансформировать культуру общества,

[Back]