Проверяемый текст
Альманах Ассоциации Независимых Центров Экономического Анализа Выпуск № 2 Современные проблемы социальной политики в России апрель 2004 Москва
[стр. 77]

Вместе с тем нужно признать, что привязка к общ егосударственным нормативам фактически ставила предприятия в зависимость от политики, проводившейся государством, и с этой точки зрения делала их весьма уязвимыми.
Для очень многих из них пересмотр М РО Т или ставки первого разряда ЕТС влек за собой необходимость не просто повышения ставок самы х низкооплачиваемых категорий работников, но сдвига вверх всей шкалы заработной платы.
Уязвимость предприятий оказывалась тем сильнее, чем меньше была вы плачиваемая ими заработная плата и чем жестче она была сцеплена с внешними
факторами.
Впрочем степень этой зависимости не стоит преувеличивать, поскольку последнее слово практически всегда оставалось за менеджментом.
Последствия подтягивания М РОТ до уровня прожиточного минимума Действительно серьезная опасность связана с другим — с тем , что эскалация общегосударственных нормативов оплаты труда может набрать такой темп, что это превысит экономические возможности значительной части предприятий, независимо от того, как организованы их системы заработной платы.
Недавние изменения, внесенные в трудовое законодательство, позволяю т предполагать, что подобный сценарий развития событий из чисто гипотетического может стать вполне реальным.
Как известно, одно из ключевых положений нового Трудового кодекса со стоит в требовании подтянуть минимальный размер оплаты труда к величине прожиточного минимума (ст.
133).
Очевидно, что вопрос о вероятных последствиях реализации данной нормы имеет большую экономическую и социалыгую значимость.
Результаты проведенного обследования помогают представить, как бы отреагировали предприятия на такое решение государства.
Поскольку предприятия обладают богатым фактическим опытом адаптации к регулярным пересмотрам общегосударственных нормативов оплаты труда, в анкету были включены два взаимодополняющих вопроса первый относился к реально осуществленному государством повышению МРОТ в мае 2002 г., тогда как второй к гипотетическому подтягиванию МРОТ до уровня прожиточного минимума (в соответствии с требованиями нового Трудового кодекса).
77
[стр. 35]

вознаграждение работников разной квалификации с оглядкой на самого крупного работодателя государство.
Поскольку же устанавливаемые государством стандарты находились на крайне низком уровне, это позволяло минимизировать фиксированную часть заработков, увеличивать переменную часть и резервировать значительные средства для неофициальных выплат через всевозможные "серые" и "черные" схемы.
В конечном счете такой подход был способен обеспечивать существенную экономию издержек.
Вместе с тем нужно признать, что привязка к общегосударственным нормативам фактически ставила предприятия в зависимость от политики, проводившейся государством, и с этой точки зрения делала их весьма уязвимыми.
Для очень многих из них пересмотр МРОТ или ставки первого разряда ЕТС влек за собой необходимость не просто повышения ставок самых низкооплачиваемых категорий работников, но сдвига вверх всей шкалы заработной платы.
Уязвимость предприятий оказывалась тем сильнее, чем меньше была выплачиваемая ими заработная плата и чем жестче она была сцеплена с внешними
"якорями".
И все же степень этой зависимости не стоит преувеличивать.
Во-первых, как показало наше обследование, подавляющее большинство предприятий пользовалось этими стандартами не в чистом, а в скорректированном виде (см.
таблицу 14).
Во-вторых, привязка к ним не являлась жесткой, полного автоматизма здесь не было: решение о повышении ставок в любом случае должно было быть санкционировано менеджментом.
В-третьих, при необходимости всегда можно было "отвязать" систему оплаты от того или иного норматива и начать формировать ее на иных принципах.
Чем чаще государство корректировало устанавливаемые им стандарты оплаты и чем масштабнее были эти корректировки, тем сильнее становились стимулы к тому, чтобы предприятия отказывались от применения подобных "якорей".
Хотя масштабы использования общегосударственных нормативов остаются значительными, само по себе это не лишает цену труда гибкости, как могло бы показаться на первый взгляд.
Несомненно, в краткосрочном периоде это вносит определенный элемент инерционности.
Однако предприятия способны сравнительно быстро и безболезненно преодолевать ее, корректируя используемые схемы оплаты труда.
Нет оснований полагать, что добровольная ориентация предприятий на внешние "якоря" делала заработную плату полностью негибкой и создавала труднопреодолимые институциональные ограничения, которые бы препятствовали ее оперативной подстройке к меняющимся рыночным условиям.
Заключение Наш анализ показал, что российская модель зарплатообразования представляет собой в высшей степени причудливую конструкцию.
Парадоксальным образом в ней сочетаются, казалось бы, трудно сочетаемые вещи: широкое присутствие элементов коллективнодоговорного регулирования; близкая к абсолютной дискреционная власть менеджмента; тесная привязка заработной платы к доходности компаний; активное использование общегосударственных нормативов в качестве "якорей" при построении внутрифирменных систем оплаты труда.
Со стороны это может выглядеть как странное нагромождение аномалий.
В самом деле, если уровень юнионизации и охват коллективными договорами столь велики, то откуда у руководителей предприятий такие большие властные полномочия при решении вопросов оплаты труда? А если менеджеры могут решать эти вопросы по своему усмотрению, то почему они "делятся" с работниками выигрышем от улучшения экономического положения предприятий? Если же уровень заработной платы напрямую связан с доходностью компаний, то причем здесь стандарты оплаты, устанавливаемые государством? Эти, на первый взгляд, плохо стыкующиеся друг с другом наблюдения ставят перед исследователями российского рынка труда целый ряд непростых задач.
Прежде всего они заставляют задаться вопросом: какая же теоретическая схема была бы способна вместить столь разнородные "стилизованные факты" и дать им рациональное экономическое

[Back]