Проверяемый текст
Шерер, Ирина Николаевна. Социальный статус альтернативной медицины в современной России : На материале Волгоградской области (Диссертация 2004)
[стр. 130]

Модератор: «Кто еще пользуется традиционной медициной?» Участник ДФГ: «Ну я.
Как ни странно, но она помогает» (ДФГ, Москва).
Модератор: «А к знахарям не обращались?» Участник ДФГ: «Только дочку лечил» (ДФГ, Москва).
Модератор: «А кому, чему больше доверяете?» Участник ДФГ: «Ну я к бабушке ее сводил один разок и все прошло.
Доверяю» (ДФГ,
Москва).
Другие ссылались на чужой опыт: «Способности человеческого организма неизвестны, не изучены.
Я верю в экстрасенсов.
Я верю, потому что знаю, что такие люди есть.
Знаю, где находятся.
Знаю, что маленького ребенка она вылечила от заикания, причем врачи от лечения отказались.
Лечили года три, а она вылечила за 10 дней» (ДФГ, Самара).
Однако подавляющее большинство наших сограждан, как мы видели, больше доверяют научной медицине.
В отличие от приверженцев
«традиционной медицины», они сравнительно редко обосновывают свою позицию личным опытом 5% («много раз лежал в больнице очень хорошо лечили», «проверено жизненным опытом», «испытана на собственном здоровье»), а также ссылками на большую эффективность «научной» медицины 5% («в больнице больше вылечивают», «в научной видны результаты», «научная медицина сильнее, больше эффект»).
Гораздо чаще использовались иные аргументы.
Многие респонденты говорили о специальном образовании врачей 10% («люди официально получают образование в институтах, дипломы», «врач есть врач, он годами учился», «диплом», «их учат в государственных вузах», «это доктор, у него диплом»), об их компетентности 9% («там больше знающих специалистов», «а куда же еще идти, они ведь специалисты?», «за ними стоят знания», «врачи более квалифицированы, знают свое дело»), о научных основах, на которых базируется
официальная медицина 6% («верю в научный подход к делу», «исследовательские знания выше», «все-таки научно обоснованное лечение»), о ее ответственности за судьбу пациента 2% («официальная медици129
[стр. 112]

Модератор: «А кому, чему больше доверяете?» Участник ДФГ: «Ну, я к бабушке ее сводил один разок и все прошло.
Доверяю» (ДФГ,
Новосибирск).
4 Другие ссылались на чужой опыт: «Способности человеческого организма неизвестны, не изучены.
Я верю в экстрасенсов.
Я верю, потому что знаю, что такие люди есть.
Знаю, где находятся.
Знаю, что маленького ребенка она вылечила от заикания, причем врачи от лечения отказались.
Лечили года три, а она вылечила за 10 дней» (ДФГ, Самара).
Однако подавляющее большинство наших сограждан, как мы видели, больше доверяют научной медицине.
В отличие от приверженцев
«альтернативной медицины» они сравнительно редко обосновывают свою позицию личным опытом 5% («много раз лежал в больнице очень хорошо лечили», «проверено жизненным опытом», «испытана на собственном здоровье»), а также ссылками на большую эффективность «научной» медицины 5% («в больнице больше вылечивают», «в традиционной видны результаты», «традиционная медицина сильнее, больше эффект»).
Гораздо чаще использовались иные аргументы.
Многие респонденты говорили о специальном образовании врачей 10% («люди официально получают образование в институтах, дипломы», «врач есть врач, он годами учился», «диплом», «их учат в государственных вузах», «это доктор, у него диплом»), об их компетентности 9% («там больше знающих специалистов», «а куда же еще идти, они ведь специалисты?», «за ними стоят знания», «врачи более квалифицированы, знают свое дело»), о научных основах, на которых базируется
традиционная медицина 6% («верю в научный подход к делу», «исследовательские знания выше», «все-таки научно обоснованное лечение»), об ее ответственности за судьбу пациента 2% («официальная медицина за нее кто-то несет ответственность», «они отвечают за лечение», «можно пожаловаться вышестоящему начальству»).
Такие рационалистические доводы, основанные на вере в институциональные основы современной 112

[Back]