Проверяемый текст
Тапчанян, Надежда Мартыновна. Правосознание и правовая культура личности в условиях обновления России (Диссертация 1998)
[стр. 191]

селения гендерных, возрастных, профессиональных, конфессиональных, статусных.
При анализе социологических данных сразу бросается в глаза постоянно возрастающий показатель общего числа зарегистрированных преступлений.
Отмечается увеличение числа преступлений, совершенных женщинами: если раньше одно
“женское” преступление приходилось на семь “мужских” (каждое восьмое), то теперь женщиной совершается каждое седьмое преступление.
Это косвенно свидетельствует о том, что женщины, более
“консервативная” и законопослушная часть общества, также сильнее, чем прежде, заражены правовым нигилизмом.
При анализе числа преступлений по возрастным категориям нельзя не обратить внимание на то, что если в категории 14-17 лет преступность сохранилась примерно на прежнем уровне, или ее рост несущественен, то, начиная с 18 лет, рост более ощутим.
Среди лиц в возрасте 30 лет и старше увеличение показателя преступности составило 60%, 25-29 лет 43%.
Но самый криминальный возраст, как выясняется, 18-24
года.
Рост показателей преступности в этой категории составил 80%, а общее число преступлений в этой группе на 32% превышает число преступлений, совершенных их более взрослыми (25-29 лет)
“коллегами” и в два с половиной раза больше, чем суммарное количество правонарушений двух категорий самых молодых правонарушителей.
Здесь нет ничего удивительного, ведь в данном возрасте молодые люди оказываются
“у распутья”: позади школа, у кого-то армия, институт.
Безработица, нежелание предпринимателей брать на работу молодых неопытных сотрудников вынуждает многих из молодых социальных маргиналов идти на крайние меры.
Кто-то начинает преступную деятельность в одиночку, другие, и таких гораздо больше, ввязываются в различные преступные авантюры, становятся членами различных преступных сообществ1.

1См.: Юридическая социология.
Учебник для вузов.
М., 2000.
С.249-256.
[стр. 129]

129 Поскольку одной из конкретных форм реализации правового нигилизма является склонность к правонарушениям, проанализируем соответствующие данные по этой проблеме97.
При анализе данных сразу бросается в глаза постоянно возрастающий показатель общего числа зарегистрированных преступлений, немного снизившийся лишь в 1993 г., но затем с новой силой пошедший вверх.
За 5 лет, при том, что численность населения области сократилась, число совершенных преступлений увеличилось на 50%.
За этот же период отмечается увеличение числа преступлений, совершенных женщинами: если раньше одно «женское» преступление приходилось на семь «мужских» (каждое восьмое), то теперь женщиной совершается каждое седьмое преступление.
Это косвенно свидетельствует о том, что женщины, более
«консервативная» и законопослушная часть общества, также сильнее, чем прежде, заражены правовым нигилизмом.
При анализе числа преступлений по возрастным категориям нельзя не обратить внимание на то, что если в категории 14-17 лет преступность сохранилась примерно на прежнем уровне, или ее рост несущественен, то, начиная с 18 лет, рост более ощутим.
Среди лиц в возрасте 30 лет и старше увеличение показателя преступности составило 60%, 25-29 лет 43%.
Но самый криминальный возраст, как выясняется, 18-24
97 Источник: Ростовская область.
Статистический ежегодник.
1996.
Ростов-на-Дону, 1997.
С.196.


[стр.,130]

года.
Рост показателей преступности в этой категории составил 80%, а общее число преступлений в этой группе на 32% превышает число преступлений, совершенных их более взрослыми (25-29 лет)
«коллегами» и в два с половиной раза больше, чем суммарное количество правонарушений двух категорий самых молодых правонарушителей.
Здесь нет ничего удивительного, ведь в данном возрасте молодые люди оказываются
«у распутья»: позади школа, у кого-то армия, институт.
Безработица, нежелание предпринимателей брать на работу молодых неопытных сотрудников вынуждает многих из молодых социальных маргиналов идти на крайние меры.
Кто-то начинает преступную деятельность в одиночку, другие, и таких гораздо больше, ввязываются в различные преступные авантюры, становятся членами различных преступных сообществ.

Самые интересные выводы можно сделать, проанализировав динамику преступности по категории «занятия на момент совершения преступления».
Снижение показателей преступности наблюдается в четырех из пяти категорий, а именно среди рабочих, колхозников, служащих и учащихся.
Зато «лица без постоянного источника дохода», на долю которых в 1991-м году приходилось лишь 20% совершенных преступлений, сегодня совершают каждое второе.
Если сравнить эту категорию с категорией «рабочие», то можно заметить, что число преступлений, совершенных рабочими в 1991 году превышало количество % преступлений «неработающих лиц» примерно в два раза.
В 1996 году ситуация изменилась: наоборот, теперь преступлений среди «лиц без постоянного источника дохода» в два с лишним раза больше, чем среди рабочих.

[Back]