Проверяемый текст
Вингендер И., Аномия и девиация в венгерском обществе // Социологические исследования. 2001. №3.
[стр. 217]

ка расторгаю тся); 2) падает число ж елаю щ их заклю чать брак и значительно м еньш е желаю щ их повторно заклю чить брак; 3) сокращ ается число новорож денны х; 4) наряду со снизивш имся стрем лением создать семью растет число проблематичных браков (браки, заклю чен н ы е в слиш ком м олодом возрасте, „вынужденные" браки, браки, заклю чаем ы е в силу экзистенциальной, социальной и психической незрелости); 5) все больш ую роль в общ естве играю т нуклеарны е семьи, утративш ие преим ущ ества совм естного ж ительства нескольких поколений; 6) распространяется ф еномен раздробления семейной функции; 7) реж им сущ ествования семей зачастую проблем атичен (безработица, конф ликты м еж ду поколениям и и т.д.).
Е сли к тому ж е мы примем в расчет, что сем ья призвана вы полнять основную задачу культурного воспроизводства общ ества, нам станет ясно, что дезинтеграция семьи составляет не только р езультат определенны х социальны х процессов, но и причину будущ их состояний общ ества.
П ом им о семьи важнейш им агентом социализации и культурного воспроизводства вы ступаю т учебны е учреж дения.
И здесь, с одной стороны, м ож но констатировать, что отечественная си стем а образования по уровню передаваем ы х знаний достаточно состоятельна по сравнению с м еж дународны м и требованиями.
О днако на протяж ении десятилетий, ещ е в С оветском Союзе, а потом и в России стояла насущ ная проблема реф ормы ш колы и системы образования.
Н а сегодняш ний ден ь в этой сф ере произош ли только формальные, поверхностны е изм енения.
О действительной реф орме ш колы говорить не приходится.
Н ы неш няя ш кола в ее состоянии не только не способна противодействовать тем общ ественны м влияниям , которы е склоняю т человека к девиациям , н о и сам а вовлечена в ф орм ирование девиантны х форм поведения.
П рироду этого влияния м ож но объяснить в первом приближ ении так.
Ш кола упорядоченное, практикую щ ее ж есткий социальны й контроль учреж дение, которое определенны м образом влияет не только на поведение, но и на м ы ш ление, чувства, душ евную
[стр. 5]

подконтрольность сменились свободой, как в управленческой, так и в других сферах, замкнутостью на самого себя, покинутостью, лишением привычной поддержки со стороны власти.
Если в западноевропейских обществах феодальная зависимость отступала перед гражданскими свободами в течение столетий, то у нас же этот процесс втиснут в рамки нескольких лет, а то и нескольких месяцев.
И в социальном смысле, и психологически удручающим фактором выступает сложившаяся после смены режима система социальных различий.
С одной стороны, усвоенная ранее идея равенства (что никогда не осуществлялось в декларируемой степени) вызывает у значительной части венгерского общества подозрительность и нетерпимость по отношению к частной собственности, продуктивности, повышенным способностям и с их помощью достигаемым позициям.
С другой стороны, неравенство приобрело небывалые размеры, что приводит к разложению общественной солидарности и чувства справедливости.
Такое неравенство нередко предоставляет большинству членов общества примеры действий и способов достижений, не соответствующих элементарным нормам морали и права.
Общественную интеграцию можно и нужно понимать не только на макро-, но и на микроуровне.
Общественные учреждения обычно копируют отношения и состояние макрообщественных процессов.
Правда, есть исключения.
Например, глобальную дезинтегрированность польского общества довольно хорошо компенсирует польская католическая церковь, а также коллективное историческое сознание польского общества.
В то же время из работ Хабермаса видно, что чрезвычайную интегрированность немецкого социального строя цивильная сфера копирует относительно неполно.
В Венгрии наблюдаются довольно сходные по состоянию макроотношений микрообщественные отношения.
Так, потенциально сильную интегрирующую роль религиозной веры, а также церкви ослабляют по крайней мере три фактора.
В Венгрии по сравнению, например, с Польшей или Россией, где особая социальная роль принадлежит одной церкви, мировые религии разделены по их ролям, влиянию, значительности и их отношения не всегда были гармоничными.
Здесь христианские ценности не были настолько вескими (и сегодня не таковы), чтобы церковь приобрела интегрирующую роль по отношению к целому обществу.
Наблюдаемый в наши дни подъем численности верующих проявляется в первую очередь не в рамках исторически крупных церквей, а в области новых церквей, а также сект.
Интегрирующая роль таких учреждений по крайней мере неясна, а отсутствие легитимации и борьба за нее имеет сама по себе дезинтегрирующее влияние на общество.
Семья как самое главное социализирующее и интегрирующее учреждение находится в плачевном состоянии.
Антисемейная идеологии 50-х годов, негативные влияния на семью в 60-е и 70-е годы, начавшиеся в 80-х годах экономический спад и кризис ценностей, а также с тех пор продолжающиеся и в последние годы усилившиеся процессы индивидуализации жизни, дополняемые взрывоподобным изменением общественно-экономической активности женщин (массовые поступления на работу с 60-х годов, раскрывающиеся возможности карьеры с 80-х годов), ускорением процессов модернизации общества, действием либерального семейного права, сокращением мер поддержки семьи и т.д., вели к дезорганизации семейной жизни.
Такое состояние характеризуется следующими чертами: 1) наблюдается чрезвычайно высокое число разводов (из 100 заключенных браков более сорока расторгаются); 2) падает число желающих заключать брак и значительно меньше желающих повторно заключить брак; 3) сокращается число новорожденных; 4) наряду со снизившимся стремлением создать семью растет число проблематичных браков (браки, заключенные в слишком молодом возрасте, "вынужденные" браки, браки, заключаемые по экзистенциальной, социальной и психической незрелости); 5) все более исключительную роль играют нуклеарные семьи, утратившие преимущества совместного жительства нескольких поколений: 6) распространяется феномен раздробления семейной функции.
Как пишет К.
Лаш, за развитие ребенка родитель ответствен лишь частично.
Акушеры помогают ребенку появиться на свет, детский врач ответствен за заболевания и их излечение, учителя за знания.
Торговая сеть и пищевая промышленность за питание, телевидение за мифы...
Все увеличивающиеся статистические данные преступности и подростковой преступности, самоубийств и нервных потрясений убеждают в том, что благотворительные учреждения далеко не идеально заменяют семью; 7) режим существования семей зачастую проблематичен (безработица, конфликты между поколениями и т.д.).
Принимая во внимание ко всему прочему то, что семья призвана выполнять основную задачу культурной репродукции общества, нетрудно понять, что дезинтеграция семьи является не только последствием общественных процессов, но и причиной будущих общественных состояний.
88

[стр.,6]

Функцию социализации выполняют в Венгрии и учебные учреждения.
С одной стороны, можно констатировать, что
венгерская система образования по уровню передаваемых знаний достаточно высока по сравнению с международными требованиями.
Вместе с тем пропускаемая через нее культура подходит далеко не для каждого подростка.
На протяжении десятилетий поднимается вопрос о реформе венгерской школы и системы образования, сегодня, если не считать формальных, поверхностных изменений, действительной реформы не произошло.
Школа как учреждение не только не способна выступать противовесом тем общественным влияниям, которые склоняют человека к девиациям, но и сама вовлечена в формирование девиантных форм поведения.
Элементы этого влияния можно обобщить следующим образом.
Венгерская система образования является по своему характеру селективным учреждением, ориентируемым на знание интеллигентного типа, что благоприятствует подросткам интеллигентного происхождения и ограничивает представителей других групп.
Школа упорядоченное, практикующее сильный общественный контроль учреждение, которое определенным образом влияет не только на поведение, но и на мышление, чувства, душевную диспозицию детей, отводя им очень мало автономии.
Венгерская система образования, как и семья, действует в основном по авторитарным принципам, опирающимся на традиции.
Парадоксальным образом школы, функционально перегружаемые, вынуждены бороться с проблемами выживания, а источник подобного положения один политическая власть.
Экзистенциально, морально, профессионально, психологически дезинтегрированное педагогическое сообщество является таким же аномийным, как и группа учащихся.
В этом смысле педагогическая группа вряд ли может служить защитным фактором от девиаций.
Опуская рассмотрение других учреждений, ответственных за социализацию молодежи, подчеркнем, что роль и значение молодежных общностей в результате многих изменений, в том числе и утраты семьей своих функций, возросли, по существу они превратились в среду первичной социализации, не будучи способными адекватно ретранслировать общественные нормы.
Они формируют и распространяют символический мир современного поколения, символизируют противостояние взрослому обществу, обеспечивают ценности, идеалы, языковое понимание, предлагают интенсивные совместные переживания и т.д.
В то же время молодежная субкультура во многих отношениях грозит формированием различных девиаций, в первую очередь поведения злоупотреблений, среди которых важнейшую роль играют проблемное питье и злоупотребление психоактивными средствами.
Наряду с общностями, организующимися вокруг места жительства, а также школы или других организованных форм деятельности все большее распространение получают общности, образующиеся спонтанным путем, в бесконтрольном окружении (улица, место развлечения).
В них доминирует система отношений приятельского типа, оттесняя отношения дружбы в традиционном понимании.
Группы принимают значительные размеры, что вопервых исключает переживание интимности, доверительности, эмпатии.
При этом уменьшается возможность близкого знакомства с партнерами, непредсказуемыми становится поведение группы, вынуждая подростков идти на довольно сомнительные компромиссы.
Характерно то, что в спонтанно образованных, многолюдных группах много одинаковых подростков, которые испытывают феномен постмодернистской культуры общинное одиночество.
Группы иерархически построены, часто охватывают молодых людей различного возраста, что вызывает отношения подчинения и повеления.
Поскольку в основном старшие в большей степени практикуют различные девиации, особенно употребление наркотиков, их поведение и привычки становятся для всей группы нормой.
Такое влияние ускоряет девиантное воспитание младших.
Жизнь групп характеризуется разнообразными конфликтами как внутри группы, так и за ее рамками.
Часто конфликты между различными группами перерастают в агрессию.
Для межгрупповых отношений характерны также установки отчуждения, нетерпимости, образ мышления, основанный на предубеждениях и дискриминации.
Перечисленные макрои микрообщественные особенности венгерского общества указывают на аномию, угрожающую ростом девиаций, и на то, что изменение этой ситуации возможно лишь в результате долгосрочной общественно-политической программы.
89

[Back]