Проверяемый текст
Герасимова, Евгения Николаевна; Педагогические основы построения образовательного процесса в разновозрастных группах детского сада (Диссертация 2002)
[стр. 35]

балансного механизма центрации-децентрации, являющегося основой преодоления эгоцентрической позиции.
В исследовании реального ролевого
поведения моделировался эксперимент, в котором ребенок либо реализовывал задуманную партнером деятельность, либо контролировал реализацию своего проекта (поочередно занимал позицию «учителя» и «ученика»).
Очевидно, что и в этом случае работал названный механизм.

В экспериментальных исследованиях Verba М.
(1998) обнаружилась способность 3 4-летних детей оказывать друг другу помощь: ребенок сообщает информацию партнеру, направляет и поощряет его действия.
Но в этом возрасте он все-таки не столько учит другого, сколько делает вместо него.
Ребенок 5-ти лет уже удерживает цели обучения, осознавая их как совершенствование понимания и действий партнера, и владеет способами поведения, с помощью которых возможно учить менее компетентного.
Исследователь
замечает, что с пяти лет ребенок учитывает особенности партнера и его потребности в помощи: более младшим оказывает развернутую помощь, более старшим свернутую.
Wiramer Н.
и Mayringcr Н.
(1998) показали возможность рефлексии дошкольника в ситуации, когда ребенок является наблюдателем (а не активным участником) противодействия, а не помощи другому.
Дети 4-х лет правильно прогнозируют поведение человека, который спрятал предмет, но не знает, что его перепрятали.
Трехлетние дети с задачей не справляются, они не рефлексируют, не учитывают, что отсутствовавший человек не видел и не знает того, что видели и знают они.
Как показывают исследования
Donaldson М.
(1985) проявления рефлексии обнаруживается и в три года, если ребенок ставится в позицию не наблюдателя, а активного участника, принимающего решение о помощи.
В экспериментальных ситуациях трехлетние дети помещают фигурку беглеца в такое место пересеченного ландшафта, где его
не увидят сразу несколько преследователей, находящихся в разных местах.
Таким образом, малыш способен одновременно учесть интересы нескольких субъектов и сразу несколько чужих пространственных точек зрения.

35
[стр. 91]

91 В диагностике развития детей старшего дошкольного возраста наиболее важными, как показывают исследования последних лет, являются показатели теоретического отношения к задаче и реального ролевого поведения.
Размышления по поводу этих исследований привели нас к мысли, что эти показатели в своей основе имеют один психологический механизм механизм децентрации.
В диагностике и формировании теоретического отношения к задаче у старших дошкольников исследователи использовали ситуации, требующие от ребенка занять позицию «обучающего».
В классических исследованиях детского эгоцентризма (Ж.Пиаже, А.
Перре-Клермон, Д.Б.
Эльконин, В.А.
Недоспасова) изменение позиции ребенка в процессе решения задач рассматривается как способ формирования балансного механизма цснтрации-децентрации, являющегося основой преодоления эгоцентрической позиции.
В исследовании реального ролевого
повеления моделировался эксперимент, в котором ребенок либо реализовывал задуманную партнером деятельность, либо контролировал реализацию своего проекта (поочередно занимал позицию «учителя» и «ученика»).
Очевидно, что и в этом случае работал названный механизм.

Поэтому мы сочли необходимым включить в перечень показателей развития уровень сформированности децентрации в познавательной деятельности и поведении.
Мы нашли подтверждение своим предположениям в экспериментальных исследованиях УегЬа М.
/1998 Л в которых обнаружилась способность 3-4 летних детей оказывать друг другу помощь: ребенок сообщает информацию партнеру, направляет и поощряет его действия.
Но в этом возрасте он всетаки не столько учит другого, сколько делает вместо него.
Ребенок 5-ти лет уже удерживает цели обучения, осознавая их как совершенствование понимания и действий партнера, и владеет способами поведения, с помощью которых возможно учить менее компетентного.
Исследователь


[стр.,92]

92 замечает (и этот факт особенно нам интересен), что с пяти лет ребенок учитывает особенности партнера и его потребности в помощи; более младшим оказывает развернутую помощь, более старшим свернутую.
М т т е г Н.
и Маупп^ег Н.
(1998) показали возможность рефлексии дошкольника в ситуации, когда ребенок является наблюдателем (а не активным участником) противодействия, а не помощи другому.
Дети 4-х лет правильно прогнозируют поведение человека, который спрятал предмет, но не знает, что его перепрятали.
Трехлетние дети с задачей не справляются, они не рефлексируют, не учитывают, что отсутствовавший человек не видел и не знает того, что видели и знают они.
Как показывают исследования
Оопа^зоп М.
(1985) проявления рефлексии обнаруживается и в три года, если ребенок ставится в позицию не наблюдателя, а активного участника, принимающего решение о помощи.
В экспериментальных ситуациях трехлетние дети помещают фигурку беглеца в такое место пересеченного ландшафта, где его
но увидят сразу несколько преследователей, находящихся в разных местах.
Таким образом, малыш способен одновременно учесть интересы нескольких субъектов и сразу несколько чужих прос транственных точек зрения.

Сопоставив данные и выводы ряда исследований, мы пришли к выводу, что дошкольники склонны к проявлению эгоцентризма, выражающегося в неспособности учесть точку зрения другого (Ж.
Пиаже настаивает на непреодолимости этой склонности в дошкольном возрасте).
Однако даже очень маленькие дети не лишены способности легко преодолевать эгоцентрическую позицию и учитывать точку зрения другого (нескольких других!), о чем свидетельствуют эксперименты УегЬа, Оопа1с!$оп, [[еспасовой, Эльконина.
Способность встать на позицию другого обнаруживается (а значит и проявляется, и формируется) в определенных ситуациях, которые требуют от ребенка в собственной прак

[Back]