Переход на старую версию сайта

Обсуждение на Президиуме ВАК заявления «Диссернета» о лишении ученой степени кандидата наук И.В. Коровина

Издание:
Вольное сетевое сообщество «Диссернет»
Дата
27 сентября 2019
Автор:

Коровин Игорь Сергеевичгенеральный директор ООО Мособлпоставка; основатель и руководитель Шахматной школы Игоря Коровина, кандидат в мастера спорта по шахматам
Фактический руководитель ВАК В.М. Филиппов: <Нрзб> обосновать, почему вы считаете это неправомерным — заявление о лишении вас ученой степени. Сейчас от экспертного совета, который принял рекомендацию лишить вас ученой степени, по три вопроса, и по очереди 2-3 минуты на каждый вопрос. Четко формулируем конкретный вопрос. Пожалуйста.

Член ЭС ВАК д.э.н. Кузнецова Ольга Владимировна: Игорь Сергеевич, вы знаете, что у вас диссертационный совет в ЦЭМИ (Центральный экономико-математический институт РАН — «Диссернет») подтвердил, что 30 страниц заимствований, в том числе и несколько страниц заимствований текста заключения, который является финалом диссертации, и из работ достаточно известного экономиста Петра Щедровицкого. Как вы можете объяснить такие многочисленные заимствования, в том числе и в заключении к диссертационному исследованию?

И.С. Коровин: Отвечаю. Если вы читали стенограмму заключения ЦЭМИ, они честно признались, что не сравнивали работы, потому что сравнить такой огромный объем текста невозможно. Соответственно, в данном случае — и мне в лицо говорили, что в данном случае мы просто доверяем «Диссернету». Физически идти в библиотеки и сравнивать эти тексты времени и сил ни у кого нет. Тем более, учитывая возраст. Это первый момент.

Второй момент состоит в следующем. Значит, часть работы, я уже говорил, она защищена фактически в конце 2011 года. Я защищался в начале 2012 года. Физически получить эти работы как бы где-то – я даже не знаю, как я мог бы это сделать.

Второй момент. У меня работа была написана в 2010 году. Если бы мы были не в научном сообществе, а если бы это была бы, не знаю, суд, прокуратура, мы могли бы какие-то следственные действия истребовать, то мы могли бы получить мою работу образца 2010 года и найти, что большинство из тех работ, которые есть, а конкретно Куца, Ковалева и т.д. у меня были написаны гораздо раньше, чем они были защищены Куцем, Ковалевой и т.д. И вы таким образом уберете большую часть совпадений в этих работах. Вот это то, что я могу прямо ответить на ваш вопрос.

В.М. Филиппов: Уважаемые коллеги, пожалуйста, второй вопрос.

О.В. Кузнецова: Вы знаете, на самом деле, я не получила ответа на первый вопрос. Вопрос не в Куце и не в Коровине, а в заключении и Щедровицком – раз, и второй вопрос: вот те работы, которые у вас были написаны якобы раньше, они где-то опубликованы? Есть хоть какие-то доказательства того, что это ваши тексты?

И.С. Коровин: Когда я с вами встречался в экспертном совете, я понял вашу логику. И вот согласно вашей логике, безусловно, я не могу доказать это дело. Но как бы еще раз говорю, есть правовая сторона вопроса, есть просто моя личная порядочность и моя личная совесть. И моя личная совесть говорит о том, что эти работы были мои. Вопрос только в следующем: Виталий Алексеевич Топчиенко, доктор наук, очень хороший человек, мой научный руководитель, он бывший военный, очень глубоко порядочный человек. И он эти работы… он мне всегда говорил следующее: Игорь, важна не буква, а важно, чтобы был смысл в работе. Вот самое важное, чтобы была изюминка какая-то, понимание было. Он давал эту работу читать всем подряд, для того чтобы они вычитывали и находили какие-то моменты, которые можно подправить. У меня дома лежит штук 30 авторефератов, разных версий, перечерканных профессором. И мне профессор Адамеску (Вероятно, речь о проф. Всероссийской академии внешней торговли А.А. Адамеску  — «Диссернет»), не знаю, знаете вы такого или нет, перечеркал красной ручкой весь автореферат вдоль и поперек. И мы фактически половину автореферата переписали после его рекомендаций. Вопрос, как оказались заимствования… я не могу вам ответить, честно. Я не могу ответить, потому что когда я защищался, мне не ставили во главу угла вопросы того, что этот текст может где-то появиться, мне ставили во главу угла, чтобы у меня в голове было правильное понимание того, что я защищаю. И мне на защите задали – у меня есть запись защиты, мне на защите задали больше 20 вопросов, на все вопросы я ответил в той или иной степени.

В.М. Филиппов: Хорошо. Ольга Владимировна, пожалуйста, последний вопрос, и потом Андрей Викторович может задавать.

О.В. Кузнецова: У меня, наверное, нет вопросов.

В.М. Филиппов: Андрей Викторович, пожалуйста, сформулируйте от заявителей ваши вопросы.

А.В. Заякин: Спасибо, у меня нет вопросов, мне все ясно.

В.М. Филиппов: Ну все-таки вот Ольга Владимировна правильно сказала, я хочу уточнить вопрос, и члены Президиума тоже имеют право сейчас задать любые вопросы. Все-таки ответьте вот по Петру Щедровицкому. Вот есть конкретный текст у него и у вас. Вот это как произошло? Вот частный конкретный случай, вот как это произошло?

И.С. Коровин: Я здесь только могу свое предположение высказать. Во-первых, я могу вас заверить, это вопрос чисто моей совести. Книжку Щедровицкого, которую указал «Диссернет», я лично увидел первый раз полгода назад в Российской государственной библиотеке, она есть в единственном экземпляре, я ее специально искал. Соответственно, я ее видел, сфотографировал и принес на экспертный совет, соответственно, саму эту книжку. Я там такого не нашел. На экспертном совете – я прошу прощения, я просто вас не знаю – вы нашли что-то в интернете и сказали, что вот в интернете эта статья, и там есть дословные совпадения. Я сейчас не хочу спорить. Мы использовали работы Щедровицкого. Более того, я скажу, что я посмотрел свою магистерскую и МВА диссертацию – у меня три высших образования, помимо этого, еще и МВА закончил. И у меня везде есть ссылки на работы Щедровицкого. Вопрос состоит в том, что – как получилось, что… Просто вот сейчас вышла доктор наук, и она указала правильную мысль: дело в том, что вот эти тексты Щедровицкого, они, возможно, присутствуют и в его других работах. И возможно, похожие мысли есть и в других местах.

В.М. Филиппов: Не мысли. Я говорю про тексты, совпадения текстуальные. Вот я спросил конкретно: почему текстуально совпадает столько-то десятков – я подчеркиваю, десятков строк у вас и у Щедровицкого? Почему?

И.С. Коровин: Вы знаете, просто, как человек честный, я вам могу ответить одну вещь. Мое мнение, это мое глубокое мнение, что любая работа – это не работа одного конкретного человека, вам помогает кафедра, вам помогает научный руководитель и т.д. Когда защищалась диссертация, фактически ВЗФИ переходил в состав Финансового университета. Очень многое было скомкано, нас ставили в очень жесткие рамки, чтобы мы быстрее-быстрее все сделали. Может быть, мы допустили какой-то ляп, я могу это предположить. Но абсолютно точно могу сказать, что мы не делали этого умышленно и не ставили задачи у кого-то какой-то украсть.

В.М. Филиппов: Пожалуйста, члены Президиума, какие есть любые вопросы или к экспертному совету еще раз, или же к Игорю Сергеевичу? Пожалуйста, есть ли у членов Президиума? Если нет, так же, как у Андрея Викторовича, тогда просьба такая: Игорь Сергеевич, Андрей Викторович, подождите в холле.

Последние добавленные материалы

1 февраля 2023 г.
Рекомендованы к лишению ученых степеней географ, педагог, инженер, врач и два ветеринара. Еще один врач остался к.м.н.
2 января 2023 г.
... и в чем его отличие от старого
29 декабря 2022 г.
Списки фигурантов Диссернета в приказах Минобрнауки