Переход на старую версию сайта

Министры и диссертации: разоблачения академического плагиата и их политические последствия в России и ЕС

Издание:
Правовой диалог
Дата
29 сентября 2021
Автор:
Иван Бабицкий

В 2013 году одним из «слов года» в России было признано слово «Диссернет» — название неформального сетевого сообщества, которое появилось в том же году и занималось расследованиями нарушений академической этики в России — в первую очередь, выявляло плагиат в диссертациях высокопоставленных ученых и политиков. Неожиданно громкий резонанс инициативы объяснялся, безусловно, повышенным вниманием общественности к коррупции в среде властной элиты: важность этой темы для общественного мнения постоянно возрастала с конца 2011 года, когда политический протест стал массовым.

С самого основания сообщество не считало своей целью политическую борьбу и направляло усилия скорее не на разоблачение отдельных сановных плагиаторов, а на системную борьбу с академической коррупцией как явлением. Тем не менее, один из его основателей, журналист и общественный деятель Сергей Пархоменко, неизменно подчеркивал, что в российских условиях проверка диссертаций – прежде всего хороший инструмент для выявления не вполне порядочных людей среди чиновников и прочих лиц, облеченных властью. И фактически этот аспект играл очень важную роль в деятельности проекта и в общественном восприятии с самого начала.

Европейские предшественники «Диссернета»

Здесь очевидна параллель с прототипом «Диссернета» – немецким сетевым проектом VroniPlag Wiki, возникшим (изначально под названием GuttenPlag Wiki) двумя годами ранее, когда в академическом плагиате был обвинен министр обороны Германии Карл-Теодор цу Гуттенберг. Активисты нашли в его диссертации сотни некорректно позаимствованных (попросту говоря, списанных) страниц – в результате он лишился и докторской степени, и поста. С этого момента громкие диссертационные скандалы стали частым явлением в европейской политике. VroniPlag Wiki занимались не только  немецкими диссертантами: так, в Венгрии в 2012 году из-за такого скандала даже пришлось уйти в отставку президенту страны Палу Шмитту. Однако  в результате деятельности активистов VroniPlag чаще других жертвами оказывались именно представители немецкой политической элиты. Вскоре после Гуттенберга ученой степени и поста лишились Сильвана Кох-Мерин, заместитель председателя Европейского парламента, и министр образования Германии Аннетте Шаван. В то же время в Венгрии заместитель премьер-министра Жолт Шемьен пережил разоблачение в общем благополучно: университет не стал инициировать процедуру лишения степени, и он сохранил свое место в правительстве.

В Румынии министр образования Иоан Манг был вынужден подать в отставку из-за обнаружения плагиата в его научных статьях (2012); с другой стороны, когда почти одновременно выяснилось, что заметную часть своей диссертации «списал» премьер-министр страны Виктор Понта, для спасения его карьеры была организована громкая афера: пока контрольная комиссия единогласно констатировала нарушение, ее состав был специальным указом министерства внезапно расширен прямо во время заседания с 20 до 45 членов, и 25 свежеиспеченных коллег проголосовали против уже принятого решения. Понта сохранил степень и отказался от нее добровольно только через два года, после того, как проиграл президентские выборы – но пост премьера он не потерял и после этого.

Появление «Диссернета» в России

В России прологом к возникновению «Диссернета» стали два не столь громких скандала: в конце 2012 года активисты выдвинули обвинения в диссертационном плагиате против депутата Государственной Думы Владимира Бурматова и против директора СУНЦ (Специализированного учебно-научного центра) МГУ Андрея Андриянова. Бурматов не признал вину, но оставил должность первого замглавы комитета Госдумы по образованию.

История Андриянова вызвала более непредсказуемые последствия: не только сам он остался без степени и ушел со своего поста – пострадали и многие другие лжеученые, получившие ученые степени в том же диссертационном совете. Специальная комиссия Министерства образования и науки обнаружила, что этот совет функционировал фактически как «фабрика диссертаций», регулярно присуждая степени за как минимум частично «списанные» работы: в результате он был закрыт, а его председатель уволен из университета.

Вскоре после этого, в 2013 году, возникло «вольное сетевое сообщество» «Диссернет». Высокопоставленные российские политики впервые столкнулись с той же угрозой, что и их коллеги в странах ЕС – перспективой лишения ученых степеней, полученных сомнительным путем. Уже через несколько месяцев сообщество начало подавать в Министерство образования и науки РФ заявления о лишении степени за нарушения академической этики. Судьба некоторых из них – хороший пример, позволяющий наглядно сравнить «правила игры» в ЕС и в России, как в политике, так и в области научной аттестации: в этом очерке кратко описываются три инициированных при участии членов «Диссернета» разбирательства, которые затронули бывших и действующих федеральных министров.

Как лишают ученой степени в России

Процедура лишения ученой степени в России достаточно сложна, она отличается от западноевропейской и чаще всего плохо знакома даже российским ученым.

В процедуру научной аттестации вовлечены несколько инстанций: постоянные диссертационные советы (ДС) при университетах и научных институтах, экспертные советы (ЭС) по конкретным дисциплинам при Высшей аттестационной комиссии (ВАК) – и сама ВАК, которая выносит окончательное решение. Те же инстанции участвуют и в лишении ученой степени, однако инициирует этот процесс Минобрнауки РФ. Сделать это оно может по мотивированному заявлению любого гражданина РФ. Заявление проходит ЭС по соответствующей дисциплине и диссертационный совет, после чего окончательное решение выносит ВАК с учетом данных рекомендаций.

Когда разбирательство затрагивает высокопоставленного чиновника, приходится считаться с возможностью политического давления на ВАК. Противостоять ему могут только достаточно мужественные и принципиальные ученые, поскольку делать это приходится публично – на всех этапах голосование проходит открыто.

Первым российским министром (на тот момент уже бывшим), чье дело разбиралось по требованию «Диссернета», стала Елена Скрынник, возглавлявшая Министерство сельского хозяйства РФ с 2009 по 2012 год. Составил заявление автор этой статьи как «штатный» эксперт сообщества, отвечавший за текстологический анализ заимствований, а подписал его профессиональный юрист (впоследствии участники «Диссернета» стали подписывать заявления сами, обычно коллективно). Из-за этого никто из членов сообщества не смог попасть на заседания ДС, ЭС и ВАК по делу Скрынник, так как формально они не имели к нему отношения. Однако ВАК признала правоту заявителей и в декабре 2014 рекомендовала лишить бывшего министра степени доктора экономических наук.   

Совсем по-другому закончилось в 2016 году дело действующего на тот момент министра связи РФ Николая Никифорова – в его случае, очевидно, имело место политическое давление на академические институты. Скорее всего, благодаря усилиям заинтересованных членов Экспертного совета дело попало в диссертационный совет при РАНХиГС, чья репутация оставляла желать лучшего. После этого сомнений в том, что заключение будет благоприятным для Никифорова, не оставалось. Текст заявления о лишении ученой степени в тот раз писал по результатам собственной экспертизы опубликованных данных «Диссернета» Леонид Волков из «Фонда борьбы с коррупцией» Алексея Навального, предложивший сообществу свою безвозмездную помощь из «антикоррупционной солидарности»; заявление подписали и сами участники «Диссернета», чтобы иметь возможность участвовать в заседаниях. Совет признал заимствования в диссертации министра, не оформленные должным образом, но без малейшего стеснения объявил их «вполне простительными»; более того, фрагменты, списанные у научного руководителя Никифорова, были названы примером похвальной научной преемственности. Другие инстанции утвердили решение, и министр сохранил ученую степень.

Дело Владимира Мединского

Гораздо более громким оказалось дело действующего министра культуры РФ Владимира Мединского, и именно оно ярче всего продемонстрировало, насколько силен в России политический контроль в академической сфере. В этом случае заявление было подано двумя докторами исторических наук и автором этой статьи. В случае Мединского главные обвинения касались не плагиата, а скандальной научной несостоятельности диссертации. Так, во введении к своей работе Мединский прямо дал понять, что главным критерием достоверности исторического факта он считает «взвешивание на весах национальных интересов России». При этом к работе были и другие претензии: например, в автореферате министра были указаны не существующие в действительности научные публикации.

В отличие от Никифорова, Мединскому «не повезло» – Экспертный совет по истории состоял преимущественно из принципиальных ученых, не склонных поддаваться прямому давлению. Они направили работу в Диссертационный совет при Уральском Федеральном Университете – и скоро в Минобрнауки стало известно, что в УФУ готовится проект заключения не в пользу министра (у нас на сайте собрана подборка публикаций, посвященных хождению ЗоЛУСа по инстанциям — Диссернет). В результате министерство решилось на скандал: назначенное на 4 октября 2016 г. заседание было перенесено по просьбе Мединского, а через несколько дней дело просто отозвали под предлогом пропущенного срока рассмотрения.

Научное сообщество было предсказуемо шокировано, и протест выплеснулся даже в федеральную прессу — но это было только начало. Следующим ярким эпизодом стало направление дела в другой диссертационный совет (при МГУ), который под давлением попросту отказался рассматривать его, якобы по причине отсутствия в диссертации признаков плагиата (хотя обвинение почти не касалось этой темы). И только на третий раз, когда дело попало в не столь принципиальный совет при второстепенном Белгородском университете, министерству удалось добиться нужного результата – члены совета объявили, что претензии к историку Мединскому не обоснованы.       

Тем не менее, скандал погасить не удалось – подоплека происходящего была очевидна всем, а 2 октября 2017 г. ЭС по истории проголосовал за лишение министра степени вопреки решению белгородского совета. Обычно ВАК утверждает решение ЭС после чисто формального обсуждения, почти автоматически, и многие думали, что Мединский все же лишится степени – тем более, что еще через неделю выяснились новые шокирующие обстоятельства защиты: указанные в автореферате оппоненты* заявили, что в действительности не имели к ней никакого отношения. Однако ко всеобщему возмущению ученых ВАК рекомендовала сохранить министру ученую степень – причем за несколько дней до заседания из состава комиссии были выведены несколько «неудобных» специалистов. Что же касается столь же «неудобного» ЭС, его состав вскоре был почти полностью обновлен; этому предшествовала также агрессивная кампания в прессе и на ТВ.

Описанные случаи, в особенности последний (очень напоминающий казус румынского премьер-министра), не только демонстрируют очевидный контраст между Западной Европой и Россией в том, что касается возможностей недобросовестных диссертантов из правительства даже после разоблачения сохранить степень и пережить скандал без ущерба для карьеры, но и указывают на определенное «промежуточное» положение восточноевропейских стран ЕС. Если в Германии подтвержденные обвинения министров в академической недобросовестности во всех случаях приводили к отставке и лишению степени, а в России – ни разу, когда речь шла о действующем члене правительства, то в Венгрии и Румынии можно наблюдать обе тенденции одновременно.

При этом пример Виктора Понта, отказавшегося от ученой степени после проигранных президентских выборов, демонстрирует отчасти ту же логику, что и пример Скрынник: отставка или громкое политическое фиаско может уничтожить и тот неформальный «иммунитет», которым министр пользуется по умолчанию в академической сфере. Остается надеяться, что этот феномен на стыке политики и науки станет предметом профессионального социологического исследования – материала, судя по всему, уже накопилось достаточно.

* Оппонентами на защите выступают эксперты по профилю научной работы, которые готовят на нее отзыв.

Последние публикации

Лариса Мелихова, Андрей Ростовцев
Новое расследование Диссернета о покупном соавторстве
Михаил Гельфанд
О ведущих профессорах и передовых журналах с точки зрения ВАК и Диссернета
Дмитрий Толстошеев
Сразу 274 человека в 2022 году лишили ученой степени