Переход на старую версию сайта

Темная сторона науки: сага о поглощении крупнейшего фармакологического вуза России — 2

Издание:
Троицкий Вариант — Наука
Дата
18 мая 2021
Автор:
Мария Лазебная

Мария Лазебная
Пролог: давным-давно в одной академии в горах Кавказа…

Двух экспериментов с пространством и временем хватило, чтобы в Мин­обрнауки приняли решение закрыть скандальный диссовет при Пятигорской фармакадемии. Однако расследование вытащило на свет целую коллекцию не менее удивительных диссертаций-клонов, созданных при активном участии Всеволода Аджиенко.

Эпизод 2. Атака клонов.
Часть 2. Собери один Воронеж из девяти больниц Пятигорска

Следующей «плашкой» в цепочке пала уже аспирантка самого В. Л. Аджиенко Юлия Кищенко, которая защитила работу в 2015 году, добившись в деле клонирования и пространственно-временных перемещений выдающихся успехов. Попробуем на нескольких примерах наглядно показать удивительную мешанину данных, скопированных и сфабрикованных соискательницей под научным руководством господина Аджиенко.

Начнем с самого простого: вот, например, на стр. 71–73 диссертации Юлии Кищенко за результаты собственных исследований 2015 года выдаются данные, которые издание «Деловая пресса» опубликовало в 2007 году. А теперь — примеры посложнее и поинтереснее. Смотрите, как непринужденно соискательница обращается со статистикой: (см. источники данных 1, 2 и 3)

Данные по заболеваемости детей в России (кол-во случаев на 100 тыс.) Годы, к которым относятся данные в диссертации Ю. М. Кищенко Годы в официальных данных статистики (1), (2 и 3)
5834,6 2012 (стр. 16) — 2013 (стр. 18) 2010
5931,9 2013 (стр. 16) — 2014 (стр. 18) 2011

Еще один прекрасный пример — данные по Амурской области за 1999–2012 годы, которые превратились в данные за 2005–2014 годы (с незначительными изменениями в десятых долях, но с полным сохранением тенденции показателей). И всё бы ничего, но то ли рука дрогнула, то ли компьютерная программа сбой дала — 2007 год на рисунке у Кищенко появился дважды. И всё равно угадать нужные данные не удалось — ни один из вариантов соискательницы с официальной статистикой не совпадает:

Слева: стр. 42–43 диссертации Ю. М. Кищенко
Справа: Выдров А. С. Анализ экстенсивных показателей заболеваемости офтальмопатологии в Амурской области, 2013

Такая же метаморфоза случилась и с данными по промышленному району Воронежа за 2006–2010 годы: цифры перемещены в Кавказские Минеральные Воды (КМВ) и выданы за данные собственного исследования 2010–2014 годов. Три графика в диссертации Кищенко тождественны графикам в статье В. М. Щербакова, опубликованной в 2012 году:
329-0044 329-0043
329-0019 329-0016
329-0020 329-0017
Слева: стр. 55–56 диссертации Ю. М. Кищенко
Справа: Щербаков В. М., Росляков А. И., Шлыков А. Н., Барвитенко Ю. Н. Территориально-временной анализ обращаемости детей по поводу болезней глаз, 2012

‌На стр. 52–53 соискательница, изменив лишь годы исследования и даже не меняя макет таблиц, приводит статистические показатели, заимствованные из статьи О. С. Заводновой и др. Таким образом, данные по детской инвалидности Ставропольского края за 2006–2011 годы выданы за данные по региону КМВ за 2009–2014 годы. При этом Кищенко в своей таблице трогательно поправила во 2-й колонке два значения, исправив опечатку, допущенную в оригинальной работе:

Слева: стр. 52 диссертации Ю. М. Кищенко
Справа: Заводнова О. С., Лисовская И. Л., Малецкая О. В. Состояние проблемы детской инвалидности по офтальмопатологии в Ставропольском крае

‌Как вы, полагаем, уже догадались, после рассмотрения «родным» диссоветом заявления о лишении ученой степени Кищенко господин Аджиенко бодро и уверенно отчитался перед экспертным советом ВАК о том, что факты заимствования и фальсификации данных у его протеже не обнаружены. И вдогонку обвинил профессора Челомбитько, более 40 лет проработавшего в академии, в некомпетентности «ввиду отсутствия требуемой экспертной квалификации в конкретной области науки».

Из экспертного совета, во всем согласившегося с Аджиенко, заявление отправилось в Президиум ВАК, где началось что-то уже совсем нево­образимое.

Заявитель по делу Кищенко профессор Челомбитько в тот момент был болен и приехать в Москву не мог, потому в заседании Президиума ВАК приняли участие его представители по нотариальной доверенности: супруга профессора Татьяна Орловская и сооснователь «Диссернета» Андрей Заякин. Однако председатель ВАК Владимир Филиппов внезапно отменил своим единоличным решением действие Гражданского кодекса РФ в возглавляемой им комиссии. Он заявил, что в заседании Президиума ВАК может принимать участие только лицо, подавшее ЗоЛУС, но не его представители, даже если их полномочия удостоверены нотариально. Вячеслав Челомбитько обратился к заместителю министра образования и науки РФ Григорию Трубникову с просьбой проверить правомерность действий Филиппова и назначить повторное рассмотрение дела. Министерство признало действия Филиппова, отменившего действие ГК РФ на территории зала заседаний Президиума ВАК, неправомерными, и заявление Челомбитько вернулось на повторное рассмотрение в экспертный совет. К тому времени поступило еще и возмущенное письмо от Ирины Лисовской, которая подтверждала использование собранных ею статистических материалов в работе Юлии Кищенко.

Теперь позвольте нам вслед за мастерами клонирования тоже переместить вас во времени и пространстве — и пригласить на повторное заседание экспертного совета ВАК по диссертации Кищенко.

Даю тебе честное слово!

Вот как вспоминает об этом заседании сооснователь «Диссернета» Андрей Заякин: «Я доложил основные положения ЗоЛУСа в части подлога, напирая на то, что это сильно хуже, чем простой плагиат. Совет в этот раз почти не сопротивлялся».

А далее соискательница уверенно заявила, что Амурская область стала Ставропольем, а Пятигорск слился с Воронежем по вине Росстата. Как говорила любимая героиня Льюиса Кэрролла Алиса, «плоха та книжка, в которой нет разговоров». Заякин после заседания законспектировал по горячим следам общий ход диалога представителя заявителей с диссертанткой. Выглядел он примерно так:

А. З.: Как вы получили эти данные?

Ю. К.: Я позвонила в МИАЦ, и мне продиктовали их по телефону, не могу сказать кто.

А. З.: Как вы объясните, что на стр. 55–56 вашей работы Воронеж 2006–2010 годов выдается за Кавминводы 2010–2014 годов?

Ю. К.: Это медстатистика из 9 поликлиник Кавминвод (показывает выгрузку данных).

А. З.: Но тут нет подписей и печатей. Почему мы должны верить, что это в самом деле данные больниц Пятигорска?

Ю. К.: Что же, мне их сейчас идти заверять у главврачей?

А. З.: Да, и прошивать. Откуда взялись данные заболеваемости на стр. 15–18?

Ю. К.: Из отчетов Госкомстата, присланных из МИАЦ и найденных в Интернете, но сейчас их там нет.

А. З.: А почему мы должны вам верить, что эти исчезнувшие отчеты там были?

Ю. К.: Потому что я даю честное слово.

А. З.: Каким образом на стр. 42–43 Амурская область стала Кавминводами?

Ю. К.: Это было в ежегоднике «Ставропольский край в цифрах», полученном из МИАЦ. Мне дали такие данные.

Однако оказалось, что честному слову госпожи Кищенко верить нельзя. Бюро медико-социальной экспертизы по Ставропольскому краю в ответ на официальный запрос «Новой газеты» подтвердило, что не давало никаких справок по телефону. Официальные публикации Росстата оказались безошибочны: в них Ставрополье было Ставропольем, Воронеж — Воронежем, равно как и Пятигорск и Амурская область пребывали в своем времени и на своем месте.

В итоге приказом Минобрнауки в декабре 2017 года Ю. М. Кищенко была лишена ученой степени по собственному заявлению.

А Всеволод Аджиенко попал в «черный список ВАК» — в число научных руководителей (научных консультантов) лиц, лишенных ученых степеней, — как ее научный руководитель. Это означает, что в следующие пять лет он не может быть включен в состав диссертационных советов. В октябре 2018 года ученой степени была лишена еще одна аспирантка кафедры Аджиенко — Юлия Скоробогатова (Шульга), которая защитилась всё в том же совете в 2013 году. Таковы оказались результаты четырехлетней деятельности совета Д 208.008.09, созданного при новой администрации после слияния Пятигорской академии с ВолгГМУ. Сам Всеволод Леонидович ушел от прямого разговора: «На сегодняшний день я не имею контакта с теми людьми, кто был вовлечен в ту историю, уже не помню всех обстоятельств. И коль скоро я сотрудник организации, то все комментарии я буду давать только через пресс-службу университета».

Бывший сотрудник Пятигорской академии профессор Анатолий Кузнецов так вспоминает свою работу в злополучном совете: «Было иногда удивительно, что выходят с такими работами, но решения в совете отстаивались уважаемыми и достойными людьми, которые эти темы знали лучше меня. Я считаю, что слабеньких много работ. А у нас разве часто голосуют против? Это не только у нас так. Сложилась определенная научная когорта в стране: ты мне — я тебе. Сегодня ты промолчал, а завтра ты пришлешь мне работу на рецензию. Всем надо двигаться, надо набирать очки. Если такая работа проходит, значит, кто-то в этом заинтересован. Обидно то, что люди, которые наиболее активны в науке, сами являются инициаторами таких работ. Плагиата достаточно было. Я думал, этот процесс остановится, но смотрю — защищаются, выходят даже те люди, которые задействованы в системе плагиата. Значит, так и продолжает машина работать, ничто не останавливается. Мне нравится заниматься со студентами, но я ушел из института, потому что было уже невозможно — появилась идиосинкразия к тому, как всё это функционирует».

Добавим еще несколько штрихов к портрету Всеволода Аджиенко. За доктором медицинских наук В. Л. Аджиенко числится 20(!) некорректных научных статей, большая часть которых уже ретрагирована — в основном с формулировкой «плагиат (некорректные заимствования) в публикации». В соавторах отозванных статей неоднократно значились уже упоминавшиеся нами ранее С. А. Парфейников и И. Н. Андреева (Айро); В. В. Гацан, еще один член многострадального пятигорского диссовета и отличник здравоохранения; а также сотрудники «головного диссеродельного предприятия» — ВолгГМУ.

Забавно, что одна из отозванных статей за единоличным авторством В Л. Аджиенко называется «К вопросу о независимой общественной экспертизе качества высшего образования». И ведь правда: огромную роль в разоблачении качества работы господина Аджиенко и возглавляемого им диссертационного совета сыграло вольное сетевое сообщество экспертов «Диссернет»! Трудно не согласиться с пусть и неоригинальным утверждением автора, что «одним из действенных факторов, положительно влияющих на качество образовательного процесса в вузе, является участие в его оценке общества и профессиональных сообществ. Результатом такого участия должна стать эффективная система взаимной информированности и обратной связи всех участников образовательного процесса и потребителей образовательных услуг» (см.).

Полагаем, что господин Аджиенко может расценивать в качестве обратной связи от профессионального сообщества вручение ему «Диссернетом» в марте 2018 года антипремии как директору института с наибольшим количеством некорректных (т. е. «клонированных») публикаций.

В завершение сегодняшнего рассказа отметим еще одну диссертацию-клон. Это работа Натальи Рудь, которая защитилась в совете Д 208.008.09 в 2017 году и прокололась на некорректных заимствованиях. В чем особенность этой диссертации?

Дело в том, что «донором» для этого «клона» стала работа доктора фармацевтических наук Татьяны Орловской. Рудь скопировала данные из работы Орловской вместе с картинками и выдала их за собственные результаты. Когда на заседании экспертного совета Орловская стала задавать Рудь уточняющие вопросы по материалам диссертации, та «поплыла», хотя Аджиенко и научный руководитель Рудь Абдулмуталип Сампиев изо всех сил пытались убедить совет в том, что растительные образцы они сами исправно собирали, резали и фотографировали. В итоге Рудь отозвала свою диссертацию с рассмотрения в Мин­обрнауки, и в октябре 2017 года решение совета о присуждении ей ученой степени было отменено. Почему мы решили упомянуть именно эту работу последней? Потому что к тому моменту Аджиенко решил бороться с неугомонными экс-сотрудниками их же оружием. Поскольку профессору Челомбитько предъявить было нечего, мишенью выбрали Татьяну Орловскую. И примерно через месяц после отзыва диссертации Рудь, в ноябре 2017 года, Всеволод Аджиенко направил в Минобрнауки России заявление о лишении Татьяны Владиславны Орловской ученой степени доктора фармацевтических наук.

Продолжение следует



Материал подготовлен в рамках проекта «Диссернета» о фальсификациях в медицинских науках.

Последние публикации

Лариса Мелихова, Андрей Ростовцев
Новое расследование Диссернета о покупном соавторстве
Михаил Гельфанд
О ведущих профессорах и передовых журналах с точки зрения ВАК и Диссернета
Дмитрий Толстошеев
Сразу 274 человека в 2022 году лишили ученой степени