Переход на старую версию сайта

Текстологические замечания к диссертации Горбунова

12 сентября 2014 г.

Текст диссертации Валентина Павловича Горбунова состоит из частей, которые можно подразделить на три категории: А. заимствованный текст, источник которого известен, В. очевидно заимствованный текст, источник которого не установлен, С. текст, который может быть как заимствованным, так и оригинальным.

Относительно категории А установлено следующее: Горбунов систематически, хотя и не везде, использует «жертву пешки». Поэтому многие источники заимствования известны изначально, даже если их текст на данный момент недоступен. Кроме того, некоторые не упомянутые им источники выявлены обычными методами Диссернета (конвенциональный способ оформления цитаты – кавычки + указание страницы – Горбунов не признаёт в принципе).

Все эти источники делятся на три категории:

I. книги (в т.ч. одна диссертация);

II. газетные статьи и интервью;

III. официальные документы.

Из книг позаимствованы три блока:

– с.17-32 – из диссертации С.М. Кременецкого («Демократизация избирательной системы и выборов в Российской Федерации», 1997);

– с.32-49 – предположительно из книги В.И. Наумова «Избирательное законодательство России: этапы становления» (1998);

– с.86-106 – из книги «Представительная демократия и электорально-правовая культура» (коллектив авторов, 1997), глава 1 – авторы Ю.А. Веденеев и В.В. Смирнов.

При этом первый блок можно рассматривать как классическое «некорректное заимствование», т.к. никаких ссылок на Кременецкого (и сам факт заимствования) нет – и он даже не включён в список литературы. Третий блок – наоборот, заимствован максимально корректно, если не считать ограничения на кавычки и номера страниц: ссылка на источник дана в начале блока с точностью до главы, далее в тексте периодически ссылки вида «по мнению Ю.А. Веденеева» и т.п. (следует отметить, что Веденееву приписывается весь скопированный текст, хотя часть его, вероятно, принадлежит Смирнову – во всяком случае, последний перепечатал эту часть в другом месте под одной своей фамилией).

Что касается второго блока, здесь ситуация неожиданно экзотическая. С одной стороны, Горбунов периодически вставляет в текст ссылки на Веденеева (без указания конкретного источника – т.е. опять же в форме «как считает Ю.А. Веденеев»). С другой стороны, у Веденеева этот текст пока обнаружить не удалось, зато он присутствует в книге Наумова – причём она включена Горбуновым в список литературы. Отсюда проблема атрибуции: складывается впечатление, что Горбунов скопировал текст Наумова и приписал его Веденееву, но строго доказать это на данный момент невозможно.

Здесь можно привести следующие соображения в пользу того, что первое впечатление соответствует действительности:

– во-первых, само включение книги Наумова в список литературы косвенно свидетельствует о том, что Горбунов (или тот, кто писал диссертацию) использовал её при составлении текста. Но в этом случае, если бы данный блок был скопирован им у Веденеева, ему как раз не следовало упоминать Наумова в библиографии, т.к. наличие того же отрывка у последнего означает одно из двух: либо Наумов – заимствовал, и тогда он не стоит упоминания, либо заимствовал Веденеев, и тогда на него нельзя ссылаться. А просмотреть книгу Наумова и не заметить в ней многостраничного фрагмента, уже переписанного из другого места, Горбунов вряд ли мог.

– Во-вторых, исследование текста показало, что к Веденееву (который был оппонентом на защите) Горбунов испытывает своеобразный «пиетет», выражающийся не только в уважительных упоминаниях, но и в том, что Горбунов не изменяет позаимствованный у него текст. Т.е., хотя он что-то пропускает, а что-то изредка и вставляет от себя, но маскирующих изменений не вносит. В случае Кременецкого, на которого Горбунов не ссылается, наблюдается обратное: там Горбунов периодически вносит в текст изменения, смысл которых явно в поверхностной маскировке копипаста: это либо замена отдельных слов синонимами, либо добавление (как правило, в начале абзаца) вводных слов, часто не подходящих по смыслу к последующей фразе (см. напр. с.24). С этой точки зрения второй блок (с.32-49) примыкает к первому, а не к третьему: в нём маскирующие замены используются так же, как в случае Кременецкого.

– В-третьих, в контексте вышесказанного сам факт ссылки на Веденеева без указания конкретной работы (притом, что в списке литературы работ Веденеева несколько) выглядит подозрительно – в других местах у Горбунова такого не наблюдается.

– Наконец, в-четвёртых и в главных, на с.44 в тексте перечисляется несколько точек зрения на определённую проблему, и одна из них атрибутирована Веденееву (сноска 5). Непосредственно после перечисления сформулирован «правильный» взгляд на ту же проблему («На наш взгляд «избирательное право» представляет собой…») – и он тоже приписан Веденееву! Это – очевидный абсурд, если считать фрагмент позаимствованным у Веденеева: не мог же тот высказать – да ещё подряд! – две разные точки зрения на один вопрос в качестве собственного мнения. Между тем, у Наумова этот фрагмент представлен без второй ссылки на Веденеева, т.е. «На наш взгляд» он пишет от своего лица – что, очевидно, снимает противоречие.

Таким образом, второй блок, скорее всего, позаимствован у Наумова, а ссылки на Веденеева проставлены по ошибке, хотя строго доказать это без исследования полного корпуса Веденеева нельзя.

Оставшаяся часть диссертации по б.ч. состоит из «склеенных» между собой газетных статей и интервью, на которые чаще всего (но не всегда) даются ссылки в виде сносок. Иногда ссылки оказываются ложными (в указанном номере газеты не обнаруживается соответствующей статьи) – но это, вероятнее всего, следствие простой неряшливости.

В этой части текста неряшливость проявляется и в том, как интервью «переформатируются» для включения в диссертацию: вопросы интервьюера либо опускаются, и в результате часто возникает бессмыслица (см. напр. с.50), либо включаются в текст как речь интервьюируемого, причём вопрос часто превращается в утверждение (см. напр. с.106). Вообще, поскольку газетные статьи и интервью «склеиваются» между собой практически без авторских вставок, получающиеся в результате блоки часто производят впечатление потока сознания.

Конец первой главы (с.72-83) представляет собой цитаты из двух официальных документов, на которые автор ссылается, но без указания выходных данных и страниц.

К категории В относятся те фрагменты текста (сосредоточенные во второй главе), которые не отмечены автором как заимствованные и для которых Диссернет не смог найти источников, но которые явно не оригинальны – что очевидно по косвенным признакам. В качестве таких признаков выступают общий стиль, указывающий на газетный жанр, и прямые признаки жанра интервью – см. напр. с.160.

К категории С (текст теоретически может быть как заимствованным, так и оригинальным) относятся в основном начало (до с.17) и Заключение (с.165-174) диссертации. Эти фрагменты в файле выделены жёлтым цветом, как и отдельные авторские вставки в основном тексте.

В общем и целом о диссертации Горбунова можно сказать следующее:

– признаков очевидной самостоятельной работы, кроме сшивания фрагментов чужих текстов в одно целое, в ней не наблюдается;

– само это сшивание осуществляется чрезвычайно халтурно, так, что его результат можно назвать «целым» только условно. Часто создаётся впечатление, что автор бредит. Этому способствует и манера копировать в основном из газет, при этом не редактируя стиль – и зачастую не указывая, что речь идёт о цитировании, либо указывая это только в сноске в конце фрагмента. Кавычки для выделения цитат практически не используются.

– В основном Горбунов придерживается метода «жертва пешки» (впрочем, далеко не везде). Заимствование из Кременецого никак не отмечено, но можно предположить, что изначально Горбунов планировал на него сослаться – на с.21 и 23 повторяется бессмысленная вставная формула «исторический экскурс свидетельствует, что», напоминающая рудимент ссылки. Т.е. здесь тоже полный разнобой – в большинстве случаев ссылки есть, в случае Кременецкого они, возможно, вычищены, на Наумова Горбунов ссылается как на Веденеева, а во многих местах факт заимствования никак не отмечен.

– Существенного переписывания заимствованных фрагментов не наблюдается, но местами в них вносятся небольшие «маскировочные» изменения (см. выше). Поскольку диссертация защищена в 2000 году, практический смысл такой маскировки не очевиден: проверка на плагиат при помощи компьютера тогда вряд ли могла предполагаться, а человека таким образом с толку сбить нельзя; к тому же и неоригинальность соответствующих отрывков не всегда скрывается. Можно предположить, что единственная цель данного подхода – оправдать отсутствие кавычек: мол, цитата неточная, поэтому и не закавычена. Но вытекающие из этого модификации не производятся: например, отдельные фразы часто заимствуются вместе с уточнением «на наш взгляд» – каковое в отсутствие кавычек оборачивается механическим присвоением чужой мысли.

– Характер изменений, привнесённых Горбуновым (или другим лицом) в заимствованный текст, свидетельствует о крайней малообразованности фигуранта и полной его неспособности писать сколько-нибудь правильным «академическим» языком, а иногда – даже понимать этот язык. Характерный пример его стиля: «Но это логически и теоретически, а политически и практически правильные и добрые воззрения Ю.А. Веденеева, мягко скажем, слегка преждевременны» (с.90). На с.35 он пишет: «Появилось немало публикаций, освещающих эту тему и не являющихся работами в области доктринального толкования законодательства о выборах»; при этом в оригинале нет никакого «не» – т.е. смысл изменён на прямо противоположный, что, видимо, объясняется просто: слово «доктринальный» автор счёл ругательным и, следовательно, в положительном контексте логически требующим отрицания. Это заставляет усомниться в том, что начало и заключение своей работы он мог написать сам, хотя явных свидетельств их неоригинальности на данный момент нет.

Последние добавленные материалы

2 февраля 2021 г.
Фрагменты приговора дословно копируют страницы из обвинительного заключения.
4 июля 2020 г.
Реплика «Диссернета».
9 сентября 2019 г.
Об использовании статистических данных и источников.